Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Copyright © 2007-2009 Engli.ru|При копировании материалов ссылка на Engli.ru обязательна


делает скидку
на все курсы
в марте

25%

Книги

Двуязычные книги на английском и русском языках

Bilingual books in English and Russian languages


Уинстон Грум


Winston Groom

Глава 1-9Глава 10-18Глава 19-26

19

19

The deal in Muncie is this: I am to get whupped by the Turd.

В Манси дело было вот какое - Какашка должен был меня сделать.

Mike tell me that on our ride up there. It seem that The Turd has got “seniority” over me an therefore he is due for a win, an bein that it’s my first appearance, it is necessary for me to be on the losin end. Mike say he jus want to tell me how it is fr om the beginnin so there won’t be no hard feelins.

Майк сказал мне об этом по дороге. В общем, у него было какое=то "преимущество" передо мной, так что он должен был обязательно победить, а я, так как это был мой первый выход на ринг, должен был проиграть. Майк сказал, что я должен знать об этом с самого начала и не слишком расстраиваться.

“That is rediculous,” Jenny say, “somebody callin theyself ‘The Turd.’ “

- Это  смешно, - говорила  Дженни, - чтобы человек назвался "Какашкой"

“He probly is one,” Dan say, tryin to cheer her up.

- Так оно, наверно, и есть на деле, - сказал Дэн, стараясь ее немного отвлечь от грустных мыслей.

“Just remember, Forrest,” Mike says, “it’s all for show. You can’t lose your temper. Nobody is to be hurt. The Turd must win.”

- Запомни, Форрест, - продолжал Майк, - это все показуха. Не расходись, Все должны остаться целы и невредимы. Какашка должен победить.

Well, when we finally git to Muncie, they is a big ole auditorium where the rasslin is to be helt. One bout is already in progress - The Vegetable is rasslin a guy that calls hissef “The Animal.”

Ну, когда мы прибыли в Манси, там уже собралась большая толпа, чтобы поглазеть на реслинг. Одна схватка уже шла - Растение боролся с парнем, называвшим себя Животное.

The Animal is hairy as a ape, an is wearin a black mask over his eyes, an the first thing he does is to snatch off the hollered-out watermelon that The Vegetable is got over his head an drop kick it into the upper bleachers. Nex, he grapped The Vegetable by his head an ram him into the ring post. Then he bite The Vegetable on the han. I was feelin kinda sorry for the po ole Vegetable, but he got a few tricks hissef - namely, he reached down into the collard green leaves he is wearin for a jockstrap an grapped a hanful of some kind of shit an rub it in The Animal’s eyes.

Этот Животное был волосатым, как обезьяна, и на лице у него была черная маска. Первым делом этот тип сорвал с Растения его шлем в виде арбуза, и зашвырнул этот шлем на трибуны. Потом он схватил Растение за шею и трахнул его головой о стойку ринга. Потом он укусил его за руку. Мне стало даже немного жаль старину Растение - только тот сам был парень не промах. Например, он сорвал несколько листьев со своей раковины и начал втирать их в глаза Животному.

The Animal be bellowin an staggerin all over the ring rubbin his eyes to git the stuff out, an The Vegetable come up behin him an kick him in the ass. Then he thowed The Animal into the ropes an wind them up aroun him so’s he can’t move an start to beatin the hell outta The Animal. The crowd be booin The Vegetable an thowin paper cups an stuff at him an The Vegetable be givin them back the finger. I was gettin kinda curious how it was gonna wind up, but then Mike come up to me an Dan an say for us to go on back into the dressin room an get into my costume cause I’m on nex against The Turd.

Тот заревел и начал метаться по рингу, протирая глаза, а Растение подкрался сзади и пнул его ногой по заднице. Потом он бросил Животное на канаты ринга, и обмотал его ими так, что тот не мог пошевельнуться, и начал колотить. Толпа просто визжала. орала "Растение!" и кидалась в них бумажными стаканчиками и тарелками. Растение приветственно поднял палец вверх. Мне даже стало занятно, чем же все это кончится, но Майк сказал, что нам пора идти в раздевалку и одевать костюм, чтобы бороться с Какашкой.

After I get into my diapers an the dunce cap, somebody knock on the door an axe, “Is The Dunce in there?” an Dan say, “Yes,” an the feller say, “You is on now, c’mon out,” an off we go.

Только я надел свои памперсы и колпак, как кто-то постучал в дверь и спрашивает:
- Дурачок здесь?
- Здесь, - ответил Дэн.
- Твой выход, давай! - говорит этот парень, и мы двинулись наверх.

The Turd is already in the ring when I come down the aisle with Dan pushin hissef along behin me. The Turd is runnin aroun the ring makin faces at the crowd an damn if he don’t actually look somethin like a turd in that body stockin. Anyhow, I climbed up in the ring an the referee get us together an say, “Okay, boys, I want a good clean match here - no gougin eyes or hittin below the belt or bitin or scratchin or any kind of shit like that. I nod an say, “Uh-huh,” an The Turd be glarin at me fiercely.

Какашка уже ждал нас на ринге. Пока я шел по проходу, а Дэн катился за мной, он бегал по рингу кругами и корчил всякие гримасы, и черт меня побери, если в этом костюме он не был в самом деле похож на какашку! Ладно, забрался я на ринг, судья сводит нас вместе и говорит:
- Ладно, парни, я хочу видеть честную борьбу - без выкалывания глаз, ударов ниже пояса, царапанья и кусания, и прочего дерьма.
- Ага, - отвечаю я, а Какашка просто ест меня взглядом.

When the bell rung, me an The Turd be circlin each other an he reached out with his foot to trip me but missed an I grapped him by the shoulders an slung him into the ropes. It was then I foun out he have greased hissef up with some kinda slippery shit that make him hard to hold on to. I tried to grap him aroun his waist but he shot out from my hans like a eel. I took a holt of his arm, but he squished away from that too, an be grinnin an laughin at me.

Ударил колокол, и мы стали кружить друг вокруг друга, наконец, он попытался достать меня ногой, но промахнулся, а я схватил его и бросил на канаты. И тут я понял, что он смазал себя какой-то слизью, из-за которой его было трудно удержать. Только я хочу схватить его за талию, как он вывернулся, как угорь, хочу схватить за руку, и тут он выворачивается, и только ухмыляется, глядя на меня.

Then he come runnin at me head on to butt me in the stomach but I stepped aside an The Turd go flyin thru the ropes an land in the front row. Everbody be booin an catcallin him, but he climbed on back up in the ring an brung with him a foldup chair. He start chasin me aroun with the chair an since I got nothin to defend mysef with, I start to run away. But The Turd, he hit me in the back with the chair, an let me tell you, that hurt. I tried to get the chair away from him, but he conked me on the head with it, an I was in a corner an there wadn’t no place to hide. Then he kicked me in the shin an when I bend over to hole my shin, he kick me in the other shin.

Потом он разбегается, и явно метит мне головой в живот. Ну, я немного отошел, а он пролетел через канаты и шлепнулся в первом ряду. Все стали вопить и орать на него, но ничего, он снова выбрался на ринг, захватив с собой складной стул. С этим стулом он принялся гоняться за мной по рингу, а так как у меня не было ничего, чтобы защититься от стула, то я стал от него убегать. Но этот Какашка таки треснул меня стулом по спине, и должен вам сказать, это было довольно больно.
Тогда я попытался отобрать у него этот стул, но он треснул им меня по башке, а потом загнал в угол. Бежать было уже некуда. Тут он треснул меня по скуле, а когда я прикрыл ее, треснул по другой.

Dan is settin on the ring apron yellin at the referee to make The Turd put down the chair, but it ain’t doin no good. The Turd hit me four or five times with the chair an knock me down an get on top of me an grap my hair an start bangin my head on the floor. Then he grap holt to my arm an begun twistin my fingers. I look over at Dan an say, “What the hell is this?” an Dan be tryin to get thru the ring ropes but Mike, he stand up an pull Dan back by his shirt collar. Then all of a sudden the bell rung, an I get to go to my corner.

Дэн пристроился рядом с канатами и орал судье, чтобы тот забрал у Какашки стул, но бестолку. Какашка трахнул меня по голове стулом раза три-четыре, и я упал. Он вскочил на меня и принялся таскать за волосы, и бить головой об пол, а потом схватил за руку и принялся ломать мне пальцы. Я посмотрел на Дэна и спросил:
- Какого дьявола?!
А Дэн попытался пролезть через канаты, но Майк ухватил его за воротник и не дал пролезть. И тут внезапно ударил гонг, и я снова оказался в своем углу.

“Listen,” I says, “this bastid is tryin to kill me, beatin me on the head with a chair an all. I is gonna have to do somethin bout it.”

- Послушай, - говорю я Майку, - эта скотина пыталась меня убить, он бил меня стулом по голове. Мне придется с ним что-нибудь сделать.

“What you is gonna do is lose,” Mike say. “He ain’t tryin to hurt you - he is just tryin to make it look good.”

- Тебе придется просто ПРОИГРАТЬ, - говорит мне Майк. - Он не собирается тебя калечить - просто работает на публику.

“It sure don’t feel good,” I say.

- Не очень-то это ПРИЯТНО, - говорю я.

“Jus stay in there for a few more minutes an then let him pin you down,” Mike says. “Remember, you is makin five hundrit dollars for comin here an losin - not winnin.”

- Просто продержись еще несколько минут, пусть он тебя положит на обе лопатки. Главное, ты помни, что за это поражение ты получишь пятьсот баксов - за поражение, а не за победу.

“He hits me with that chair again, I don’t know what I’m gonna do,” I says. I am lookin out in the audience an there is Jenny lookin upset an embarrassed. I am beginnin to think this is not the right thing to do.

- Но если он снова трахнет меня этим стулом, то я не знаю, что сделаю, - говорю я ему. Я посмотрел в публику и заметил там Дженни. Она явно была огорчена. Я начал думать. что это и в самом деле было не самое лучшее решение.

Anyhow, the bell rung again an out I go. The Turd try to grap me by the hair but I flung him off an he go spinnin into the ropes like a top. Then I picked him up aroun the waist an lif him up but he slid out of my grip an land on his ass an be moanin an complainin an rubbin his ass, an the nex thing I knew, his manager done handed him one of them “plumber’s helpers” with the rubber thing on the end an he commence to beat me on the head with that. Well, I grapped it away from him an busted it in two over my knee an start goin after him, but I see Mike there, shakin his head, an so I let The Turd come an take holt of my arm an twist it in a hammerlock.

Ладно, раздался гонг и я пошел на ринг. На этот раз Какашка попытался ухватить меня за волосы, но я увернулся и швырнул его на канаты, а потом ухватил за талию и поднял над собой, но он выскользнул из рук и шлепнулся на пол, и начал стонать и потирать задницу. Тут его секундант подскочил и дал ему какую=то штуку, напоминающую фомку с резиновым наконечником, и он принялся лупить меня по голове этой штукой. Ну, я выхватил ее у него и переломил о колено, а потом принялся гоняться за ним. Тут я увидел как Майк яростно мотает головой, и позволил Какашке сделать мне захват руки и завернуть ее за спину.

The sumbitch damn near broke my arm. Then he shoved me down on the canvas an begun to hit me in the back of the head with his elbow. I coud see Mike over there, noddin an smilin his approval. The Turd get off me an commenced to kickin me in the ribs an stomach, then he got his chair again an wacked me over the head with it eight or nine times an finally he kneed me in the back an there wadn’t a thing I coud do bout it.

Этот сукин сын чуть не сломал мне руку! Потом повалил меня на пол и принялся лупить по голове локтем. Я видел, что Майк улыбается и одобрительно кивает головой. Потом Какашка начал бить меня по ребрам и по животу, а потом снова схватил кресло и начал бить меня по голове, загнал в угол и тут я ничего уже не мог ему сделать.

I jus lay there, an he set on my head an the referee counted to three an it was sposed to be over. The Turd get up an look down at me an he spit in my face. It was awful an I didn’t know what else to do, an I jus couldn’t hep it, an I started to cry.

Я просто улегся там, а он уселся мне на голову, и судья досчитал до трех, и все кончилось. Какашка поднялся, посмотрел на меня и плюнул мне в лицо. Это было так противно, и я не знал, что теперь делать, поэтому просто заплакал.

The Turd was prancin aroun the ring an then Dan come up an rolled himsef over to me an started wipin my face with a towel, an nex thing I knew, Jenny had come up in the ring too an was huggin me an cryin hersef an the crowd was hollerin an yellin an throwin stuff into the ring.

Какашка торжествующе отплясывал на ринге, а Дэн подкатился ко мне и принялся вытирать мне лицо полотенцем, а потом появилась Дженни, и начала меня обнимать и тоже заплакала, а толпа бесновалась и швыряла на ринг всякое барахло

“C’mon, let’s get outta here,” Dan say, an I got to my feet an The Turd be stickin out his tongue at me an makin faces.

- Хватит, давай убираться отсюда, - сказал Дэн, и я поднялся на ноги. Какашка показал мне язык и корчил гримасы

“You is certainly correctly named,” Jenny says to The Turd as we was leavin the ring. “That was disgraceful.”

- Правильно тебя назвали, - сказала ему Дженни, когда мы уходили с ринга. - Ты и в самом деле настоящее дерьмо!

She could of said it bout both of us. I ain’t never felt so humiliated in my life.

Впрочем, она могла сказать то же самое и обо мне. Никогда в жизни я еще не переживал подобного унижения!

The ride back to Indianapolis was pretty awkward. Dan an Jenny ain’t sayin nothin much an I am in the back seat all sore an skint up.

По дороге в Индианаполис мы все трое угрюмо молчали.

“That was a damn good performance you put on out there tonight, Forrest,” Mike says, “especially the cryin at the end - crowd loved it!”

- Форрест, ты сегодня был в ударе, - сказал, наконец, Майк. - особенно, когда заплакал в конце. Публика это просто обожает!

“It wadn’t no performance,” Dan says.

- Это было всерьез. - заметил Дэн.

“Oh, shucks,” Mike say. “Look - somebody’s always got to lose. I’ll tell you what - nex time, I will make sure Forrest wins. How’s that make you feel?”

- Да ладно, - откликнулся Майк. - Все равно кто-то должен был проиграть. И вот что я тебе скажу - в следующий раз Форрест обязательно выиграет. Ну, что ты на это скажешь?

“Ought not to be any ‘nex time,’ “ Jenny says.

- Следующего раза не будет, - сказала Дженни.

“He made good money tonight, didn’t he?” Mike say.

- Но ведь он сегодня неплохо заработал? - спросил Майк.

“Five hundrit dollars for gettin the shit beat out of him ain’t so good,” Jenny says.

- Пятьсот долларов за то, что его смешали с дерьмом - ничего хорошего,- сказала Дженни.

“Well it was his first match. Tell you what - nex time, I’ll make it six hundrit.”

- Но это же был его дебют! Вот что, в следующий раз цена будет уже шестьсот долларов.

“How about twelve hundrit?” Dan axed.

- А как насчет тысячи двухсот? - спросил Дэн.

“Nine hundrit,” Mike says.

- Девятьсот, - ответил Майк.

“How bout lettin him wear a bathin suit instead of that dunce cap an diapers?” says Jenny.

- А почему бы ему не выходить в плавках? - спросила Дженни.

“They loved it,” Mike says. “It’s part of his appeal.”

- Потому, что публике это нравится, - ответил Майк. - Это наиболее привлекательная часть его образа.

“How would you like to have to dress up in somethin like that?” Dan says.

- Ну, а ты как бы себя чувствовал, если бы тебе пришлось надеть что-то подобное? - спрашивает его тогда Дэн.

“I ain’t a idiot,” says Mike.

- Ну, я же не идиот, - ответил Майк.

“You shut the fuck up bout that,” Dan say.

- Заткни свою пасть! - говорит Дэн.

Well, Mike was good for his word. Nex time I rassled, it was against a feller called “The Human Fly.” He was dressed up in somethin with a big pointed snout like a fly have, an a mask with big ole bugged-out eyes. I got to thow him bout the ring an finally set on his head an I collected my nine hundrit dollars. Furthermore, everbody in the crowd cheered wildly an kep hollerin, “We want The Dunce! We want The Dunce!” It wadn’t such a bad deal.

В общем, Майк сдержал свое слово. Во второй раз я боролся с парнем по имени "Овод". У него был костюм с таким хоботом, как у мужи, и маска с огромными очками. Я швырнул его на ринг и уселся ему на голову, и заработал свои девятьсот баксов. А в публике кто-то заверещал: "Ура Дурачку! Ура Дурачку!" В общем, все прошло не так уж плохо.

Nex, I got to rassle The Fairy, an they even let me bust his wand over his head. After that, they was a hole bunch of guys I come up against, an Dan an me had managed to save up about five thousan dollars for the srimp bidness. But also let me say this: I was gettin very popular with the crowds. Women was writin me letters an they even begun to sell dunce caps like mine as souvenirs. Sometimes I’d go into the ring an they would be fifty or a hundrit people settin there in the audience wearin dunce caps, all clappin an cheerin an callin out my name. Kinda made me feel good, you know?

В третий раз я боролся с Феей, и мне даже разрешили трахнуть его по башке его же волшебной палочкой. Ну и после этого было еще много парней, так что мы с Дэном смогли отложить пять тысяч долларов на то, чтобы начать разводить креветок. Но вот что я вам должен сказать: публика меня полюбила. Женщины писали мне письма, а в магазинах начали продавать дурацкие колпаки, как у меня. Выхожу я иногда на ринг. а в публике сидят с сотню человек в таких же колпаках, как у меня, и подбадривают меня. От этого становилось гораздо приятнее на душе, понимаете?

Meantime, me an Jenny is gettin along fairly good cept for my rasslin career. Ever night when she get back to the apartment we cook ourselfs some supper an her an me an Dan set aroun in the livin room an plan bout how we gonna start the srimp bidness. The way we figger it, we is gonna go down to Bayou La Batre, where po ole Bubba come from, an get us some marsh land off the Gulf of Mexico someplace. We has got to buy us some mesh wire an nets an a little rowboat an somethin to feed the srimp wile they growin, an they will be other things too. Dan say we has also got to be able to have us a place to live an buy groceries an stuff wile we wait for our first profits an also have some way to git them to the market. All tole, he figgers it is gonna take bout five thousan dollars to set everthing up for the first year - after that, we will be on our own.

С Дженни у нас тоже сложились очень хорошие отношения, за исключением вопроса о моем участии в реслинге. Каждый вечер, когда она возвращалась с работы, мы готовили ужин, и сидели вместе с Дэном в гостиной, обсуждая наш бизнес по разведению креветок. Мы решили поехать в родные места Баббы и арендовать часть болота на берегу Мексиканского залива, купить сетку, и небольшую лодку, чтобы кормить с нее креветок, пока они растут. ну и другие вещи. Дэн сказал, что нам нужно будет пристроиться где-то жить, ну и покупать еду и прочее, пока дело не начнет давать прибыль. Он сказал, что пяти тысяч долларов на первый год хватит - а потом мы сможем жить на доходы от креветок.

The problem I got now is with Jenny. She say we already got the five thousan an so why don’t we jus go ahead an pack up an go down there? Well, she have a point there, but to be perfectly truthful, I jus ain’t quite ready to leave.

Проблема заключалась в Дженни. Она сказала, что раз мы уже заработали пять тысяч, почему бы нам не упаковаться и не ехать туда? В общем, это было разумно, только, по правде говоря, я еще не был готов уезжать отсюда.

You see, it ain’t really been since we played them Nebraska corn shucker jackoffs at the Orange Bowl that I has really felt like I done accomplished somethin. Maybe for a little bit durin the ping-pong games in Red China, but that lasted just for a few weeks. But now, you see, ever Saturday night ever week, I am goin out there an hearin them cheer. An they is cheerin me - idiot or not.

Понимаете,  с тех  пор,  как мы играли  с этими небраскинскими кукурузниками в финале Оранжевой лиги. у меня не было ощущения, что я делаю что-то важное. Ну разве что, когда я играл в пинг-понг в Китае, да и то только пару недель. А теперь каждую субботу я слышал, как люди хвалят меня. Именно МЕНЯ - идиот я или кто там еще.

You should of heard them cheer when I whupped The Grosse Pointe Grinder, who come into the ring with hundrit dollar bills glued to his body. An then they was “Awesome Al from Amarillo,” that I done put a Boston Crab hold on an won mysef the Eastern Division champeenship belt. After that, I got to rassle Juno the Giant, who weighed four hundrit pounds an dressed in a leopard skin an carried a papier-mache club.

Слышали бы вы, как они вопили, когда я сделал большого Жернова, который вышел  на  ринг, оклеив тело стодолларовыми бумажками. А потом  был "Удивительный Эл" ил Амарилло, и я сделал его при помощи бостонского захвата, и получил звание чемпиона Западных штатов. А потом, я боролся Гигантом Джуно, он весил почти двести килограмм, и на нем была леопардовая шкура, а в руке - картонная дубинка.

But one day when Jenny come home from work she say, “Forrest, you an me has got to have a talk.”

Но вот однажды вечером приходит Дженни с работы и говорит мне:
- Форрест, нам нужно поговорить.

We went outside an took a walk near a little creek an Jenny foun a place to set down, an then she say, “Forrest, I think this rasslin business is gone far enough.”

Мы пошли на улицу, пристроились у небольшого ручья, и она мне говорит:
- Форрест, мне кажется, ты слишком увлекся этим реслингом.

“What you mean?” I axed, even though I kind of knew.

- Что ты имеешь в виду? - удивился я, хотя чувствовал, к чему она ведет.

“I mean we have got nearly ten thousan dollars now, which is more than twice what Dan says we need to start the srimp business. And I am beginnin to wonder jus why you are continuin to go up there ever Saturday night an make a fool of yoursef.”

- Ты знаешь. что мы заработали уже почти десять тысяч долларов, это почти вдвое больше, чем нужно для разведения креветок, по подсчетам Дэна. И я хочу тебя спросить - неужели тебе нравится каждую субботу выходить на ринг и строить из себя дурака?

“I ain’t makin no fool of mysef,” I says, “I has got my fans to think of. I am a very popular person. Cain’t jus up an leave like that.”

- Но я вовсе не строю из себя дурака! - возразил я. - Просто я должен радовать моих болельщиков. Ведь я теперь очень популярен! Нельзя же вот так все бросить и уехать.

“Bullshit,” Jenny say. “What you callin a ‘fan,’ an what you mean by ‘popular’? Them people is a bunch of screwballs to be payin money to watch all that shit. Bunch of grown men gettin up there in they jockstraps an pretendin to hurt each other. An whoever heard of people callin theyselfs ‘The Vegetable,’ or ‘The Turd,’ an such as that - an you, callin yoursef ‘The Dunce’!”

- Это все чушь, - говорит Дженни. - Кого ты называешь "болельщиками" и что такое эта твоя "популярность"? Те, кто готовы платить за это отвратительное зрелище - просто дебилы. Подумать только, взрослые мужчины выходят на сцену в раковинах и делают вид, что калечат друг друга! Стоит только подумать, как они себя при этом называют - "Растение"! "Какашка"! – и в конце концов, ты, "Дурачок"!

“What’s wrong with that?” I axed.

- Ну и что ту плохого? - спросил я.

“Well how do you think it makes me feel, the feller I’m in love with bein known far an wide as ‘The Dunce,’ an makin a spectacle of hissef ever week - an on television, too!”

- Как ты думаешь, что я должна переживать, когда я знаю, что мой парень, которого я люблю, прославился в качестве "Дурачка" и каждую субботу выставляет себя на потеху - даже по телевизору!

“We get extra money for the television,” I says.

- Но ведь за это неплохо платят, - говорю я.

“Screw the extra money,” Jenny says. “We don’t need no extra money!”

- Черт с ними, с деньгами, - говорит Дженни. - мне не нужны эти долбанные деньги!

“Whoever heard of nobody didn’t need any extra money?” I say.

- Неужели есть такие люди, которым не нужны лишние деньги? - недоуменно спросил я.

“We don’t need it that bad,” Jenny say. “I mean, what I want is to find a little quiet place for us to be in an for you to get a respectable job, like the srimp business - for us to get us a little house maybe an have a garden an maybe a dog or somethin - maybe even kids. I done had my share of fame with The Cracked Eggs, an it didn’t get me nowhere. I wadn’t happy. I’m damned near thirty-five years old. I want to settle down….”

- Только не такой ценой, - говорит Дженни. - Я хочу сказать, что пора нам найти себе место, где мы могли бы жить спокойно, а ты мог бы найти хорошую работу - ну, например, этот креветочный бизнес. Мы купили бы маленький домик, с садом и собакой, и даже, может быть, завели бы детей. Лично мне хватило той славы, которую я получила в "Треснувших яйцах", и ничего хорошего из этого, кстати, не вышло. Я не стала счастливой. Мне уже почти тридцать пять лет, и мне уже хочется спокойной жизни....

“Look,” I says, “it seem to me that I oughta be the one what say if I quit or not. I ain’t gonna do this forever - jus till it is the right time.”

- Ладно, - говорю я, - мне кажется, что все-таки МНЕ принадлежит последнее слово - продолжать мне что-то делать, или не продолжать. Я же не собираюсь заниматься этим всю жизнь - просто сейчас оказалось самое подходящее время.

“Well I ain’t gonna wait aroun forever, neither,” Jenny say, but I didn’t believe she meant it.

- Ладно, а я тоже не собираюсь болтаться тут и ждать, пока тебе надоест, - сказал Дженни. Только я тогда не поверил, что она это всерьез.

20

20

I had a couple of matches after that an won both of them, naturally, an then Mike call Dan an me in his office one day an says, “Look here, this week you are gonna rassle The Professor.”

После этого я провел еще пару матчей, и само собой, оба выиграл. И вот звонит как Майк мне и Дэну из своего офиса, и говорит:
- Парни, на этой неделе нужно будет встретиться с Профессором.

“Who is that?” Dan axed.

- Кто это еще такой? - спрашивает Дэн.

“He comes from California,” says Mike, “an is pretty hot stuff out there. He is runner up to the Western Division champion.”

- Он из Калифорнии, - говорит Майк, - там считается очень крутым. Тоже метит на звание Чемпиона Запада.

“Okay by me,” I say.

- Я готов, - говорю я.

“But there is just one other thing,” say Mike. “This time, Forrest, you got to lose.”

- Но вот какое дело. парни, - говорит Майк. - На этот раз ты, Форрест, должен будешь поддаться.

“Lose?” I says.

- Поддаться? - говорю я.

“Lose,” say Mike. “Look, you been winnin ever week for months an months. Don’t you see you got to lose ever once in a wile to keep up your popularity?”

- Поддаться, - отвечает Майк. - Понимаешь, ты уже давно выигрываешь, месяц за месяцем. Неужели неясно, что пора бы и проиграть, чтобы поддержать немного популярность?

“How you figger that?”

- С чего это?

“Simple. People like a underdog. Makes you look better the nex time.”

- Очень просто. Публика любит несчастненьких. А когда побеждаешь после поражения, ты смотришься гораздо лучше.

“I don’t like it,” I say.

- Мне это дело не нравится, - говорю я.

“How much you payin?” Dan axed.

- Сколько ты платишь? - говорит Дэн.

“Two thousan.”

- Два куска.

“I don’t like it,” I says again.

- Мне это не нравится, - говорю я.

“Two thousan’s a lot of money,” Dan say.

- Два куска - это куча денег, - говорит Дэн.

“I still don’t like it,” I says.

- И все-таки мне это не нравится, - говорю я.

But I took the deal.

Но мне пришлось согласиться.

Jenny is been actin sort of peculiar lately, but I put it down to nerves or somethin. Then one day she come home an say, “Forrest, I’m at the end of my rope. Please don’t go out there an do this.”

В последнее время Дженни вела себя как=то странно. Но я решил, что все дело в нервах. А потом она приходит домой и говорит:
- Форрест, я на пределе. Пожалуйста, не ходи туда и не борись.

“I got to,” I says. “Anyhow, I is gonna lose.”

- Но я должен, - говорю я. - К тому же, все равно мне придется поддаться.

“Lose?” she say. I splain it to her jus like Mike splain it to me, an she say, “Awe shit, Forrest, this is too much.”

- Поддаться? - спрашивает она. Я объяснил ей идею майка, а она отвечает:
- Какая гадость, Форрест, это просто ужасно!

“It’s my life,” I says - whatever that meant.

- Это мой мир, - отвечаю я ей - вроде это соответствовало моменту.

Anyway, a day or so later, Dan come back from someplace an says him an me got to have a talk.

Ладно, через день-другой приходит Дэн домой и отзывает меня для разговора.

“Forrest, I think I got the solution to our problems.”

- Форрест, мне кажется, я нашел решение всех наших проблем.

I axed what it was.

Что же он такое нашел, спрашиваю я его.

“I think,” says Dan, “we better be bailin out of this business pretty soon. I know Jenny don’t like it, an if we are gonna start our srimp thing, we best be on bout it. But,” he say, “I think I got a way to bail out an clean up at the same time.”

- Мне кажется, - говорит Дэн, - пора нам сматывать удочки и кончать с этим делом. Я знаю, что Дженни это все не по вкусу, и если мы уж решили начать разводить креветок, то пора этим заняться. Кроме того, я придумал, как нам сделать кучу денег на этом.

“How’s that?” I axed.

- То есть? - спросил я.

“I been talkin to a feller downtown. He runs a bookie operation an the word is out you gonna lose to The Professor this Saturday.”

- Я тут в городе потолковал с одним парнем... букмекером. Он говорит, что прошел слух, что ты собираешься поддаться Профессору.

“So?” I says.

- Ну и? - говорю я.

“So what if you win?”

- А что, если ты победишь?

“Win?”

- Как это?

“Kick his ass.”

- Начистишь ему физию.

“I get in trouble with Mike,” I says.

- Тогда будут проблемы с Майком, - говорю я.

“Screw Mike,” Dan say. “Look, here’s the deal. Spose we take the ten thousan we got an bet it on you to win? Two-to-one odds. Then you kick his ass an we got twenty grand.”

- И хрен с ним, - говорит Дэн. - Слушай, дело тут вот какое. Предположим, мы поставим наши десять тысяч на победу? Один к двум? Ты чистишь ему физию и мы получаем двадцать кусков.

“But I’ll be in all sorts of trouble,” I says.

- Но у меня будут проблемы, - говорю я.

“We take the twenty grand an blow this town,” Dan say. “You know what we can do with twenty grand? We can start one hell of a srimp business an have a pile left over for ourselves. I’m thinkin maybe it’s time to get out of this rasslin stuff anyway.”

- Мы получим двадцать кусков и свалим из города, - говорит Дэн. - Представляешь, что мы сможем сделать с двадцатью кусками? Мы не только купим этот креветочный бизнес, но и самим еще останется. Мне тоже кажется, что пора завязывать с этим реслингом.

Well, I’m thinkin Dan is the manager, an also that Jenny has said I gotta get out of rasslin too, an twenty grand ain’t a bad deal.

Вот, думаю я, а Дэн ведь все-таки мой секундант, и думает как Дженни. Двадцать кусков - это действительно совсем неплохо.

“What you think?” Dan says.

- Ну, что ты думаешь? - говорит Дэн.

“Okay,” I say. “Okay.”

- Ладно, - говорю я, - идет!

The day come for me to rassle The Professor. The bout is to be helt up at Fort Wayne, an Mike come by to pick us up an is blowin the horn outside, an I axed Jenny if she is ready.

Настал день драки с Профессором. Майк подъехал к нашему дому. и засигналили, поторапливая нас. Я спросил Дженни, готова ли она.

“I ain’t goin,” she say. “I’ll watch it on television.”

- Я не пойду, - отвечает она, - по телевизору посмотрю.

“But you got to go,” I says, an then I axed Dan to splain why.

- Но ты должна поехать, - говорю я, и прошу Дэна объяснить ей, зачем это нужно именно сегодня.

Dan tole Jenny what the plan was, an that she had to go, on account of we needed somebody to drive us back to Indianapolis after I done whupped The Professor.

Дэн объяснил ей, каков наш план. и что кто=то должен отвезти нас в Индианаполис после того, как я сделаю этого Профессора.

“Neither of us can drive,” he say, “an we gonna have to have a fast car right outside the arena when it’s over to get us back here to collect the twenty grand from the bookie an then hightail it out of town.”

- Мы же не в состоянии вести машину, - говорит он, - а нам нужно будет убраться оттуда как можно скорее, вернуться сюда, забрать двадцать кусков у букмекера, и слинять из города.

“Well, I ain’t havin nothin to do with a deal like that,” Jenny say.

- Нет, я не желаю иметь ничего общего с вашими делами, - говорит Дженни.

“But it’s twenty grand,” I says.

- Но ведь двадцать кусков! - говорю я.

“Yeah, an it’s dishonest too,” she says.

- К тому же это просто нечестно, по отношению к Майку - отвечает она.

“Well, it’s dishonest what he’s been doin all the time,” Dan says, “winnin an losin all planned out beforehand.”

- Ну, уж что касается нечестности, то он только этим и существует, - говорит Дэн. - Он заранее планирует, кому поддаться, кого победить.

“I ain’t gonna do it,” Jenny said, an Mike was blowin his horn again, an Dan say, “Well, we gotta go. We’ll see you back here sometime after it’s over - one way or the other.”

- Я не иду, - сказала Дженни, а Майк снова сигналит, и тогда Дэн говорит:
- Ладно, мы пошли. Мы заедем за тобой, когда все кончится, так или иначе.

“You fellers oughta be ashamed of yourselfs,” Jenny say.

- Вам, ребята, должно быть стыдно, - говорит нам Дженни.

“You won’t be so high-falutin when we come back with twenty thousan smackeroos in our pocket,” Dan says.

- Ну, когда речь идет о двадцати штуках, нечего строить из себя чистюлю, - бросил Дэн.

Anyhow, off we go.

В общем, мы отъехали.

On the ride to Fort Wayne, I ain’t sayin much on account of I’m kinda embarrassed bout what I’m fixin to do to ole Mike. He ain’t treated me so badly, but on the other han, as Dan have splained, I has made a lot of money for him too, so it gonna come out aroun even.

По дороге в Форт Уэйн я большей частью молчал, потому что меня немного напрягало то, как мы собирались поступить со стариной Майком. Все-таки он хорошо ко мне относился, хотя с другой стороны, как объяснил мне Дэн, Майк неплохо на мне наварился, так что получится у каждого своя игра.

We get to the arena an the first bout is already on - Juno the Giant is gettin the hell kicked out of him by The Fairy. An nex up is a tag team match between lady midgets. We gone on into the dressin room an I put on my diapers an dunce cap. Dan, he get somebody to dial the number of the taxicab company an arrange for a cab to be there outside with its motor runnin after my match.

Когда мы приехали, первый матч уже начался - Фея делал отбивную котлету из Гиганта Джуно. Потом должна была состояться командная встреча между женщинами. Мы прошли в раздевалку, и я переоделся в памперсы и колпак. Дэн попросил кого-то позвонить в такси, чтобы прислали машину, и чтобы эта машина стояла у входа с включенным мотором, так что мы смогли бы стазу сбежать.

They beat on my door an it’s time to go on. Me an The Professor is the feature bout of the evenin.

Вот в мою дверь постучали - пора выходить. Мы с Профессором были героями дня.

He is already there in the ring when I come out. The Professor is a little wiry guy with a beard an wearin spectacles an he have on a black robe an morter-board hat. Damn if he don’t look like a professor at that. I decided right then to make him eat that hat.

Когда я вышел на ринг, Профессор был уже там. Оказалось, это маленький такой худой парень с бородкой и в очках, на нем была черная мантия и квадратная шапочка. Действительно, черт его раздери, вылитый профессор! Я твердо решил показать ему, где раки зимуют.

Well, I climb on up in the ring an the announcer say, “Ladies an Gentlemen.” At this there be a lot of boos, an then he say, “We is proud tonight to have as our main attraction for the North American Professional Rasslin Association title bout two of the top contenders in the country - The Professor versus The Dunce!”

Ну ладно, взбираюсь на ринг,  а комментатор объявляет: "Леди и джентльмены!" Публика завопила, а он продолжает: "Мы рады представить вам нашу главную пару - основных претендентов на титул чемпиона Профессиональной североамерианской ассоциации реслинга - Профессор против Дурачка!"

At this, they is so much booin an cheerin that it is impossible to say if the crowd is happy or angry. It don’t matter nohow, cause then the bell ring an the match is on.

Публика снова завопила, и даже нельзя было понять - то ли они рады, то ли злятся. Да это неважно - ударили в гонг, и матч начался.

The Professor has taken off his robe, glasses, an the morter-board hat an is circlin me, shakin his finger at me like I’m bein scolded. I be tryin to grap a holt of him, but ever time, he jump out of the way an keep shakin his finger. This go on for a minute or two an then he make a mistake. He run aroun behin me an try to kick me in the ass, but I done snatched a holt of him by the arm an slung him into the ropes. He come boundin off the ropes like a slingshot ball an as he go past me I trip him up an was bout to pounce on him with the Bellybuster maneuver, but he done scrambled out of the way to his corner an when I look up, he is got a big ole ruler in his han.

Профессор снял свою мантию, очки и шапку, и принялся кружить вокруг меня, грозя мне при этом пальцем, словно я в чем-то провинился. Я попробовал провести захват, но он все время выскакивал и все грозил мне пальцем. Так шло несколько минут, а потом он ошибся - забежал мне за спину и попытался пнуть ногой, и тут-то я его поймал и швырнул на веревки. Он отскочил от веревок, словно мячик и понесся прямо на меня, а я его схватил и только собирался трахнуть об пол, как он вдруг вывернулся и не успел я оглянуться, как он оказался в своем углу, и вдруг появляется уже с большой линейкой в руках!

He be whoppin the ruler in his palm like he gonna spank me with it, but instead, when I grapped for him this time, he done jam the ruler in my eye, like to gouge it out. I’ll tell you this - it hurt, an I was stumblin aroun tryin to get my sight back when he run up behin me an put somethin down my diapers. Didn’t take long to find out what it was - it was ants! Where he got them, lord knows, but the ants commence to bitin me an I was in a awful fix.

Сначала он хлопал ей по ладони, словно готовился меня отстегать. Но вместо этого, когда я уже изловчился его схватить, как засветит мне этой линейкой в глаз, словно желая его выковырять! Ну и ощущение, доложу я вам - от боли я света не взвидел, отступил, пошатнулся и рухнул. Тут он наклоняется и что-то сует мне в памперсы - и тут же я понял что именно - муравьев! Бог знает, где он их держал, только они начали так сильно кусать меня, что я просто взвыл от боли.

Dan is there, hollerin for me to finish him off, but it ain’t no easy thing with ants in your pants. Anyhow, the bell rung an that was the end of the roun an I go on back to my corner an Dan be tryin to get the ants out.

Дэн мне кричит, чтобы я с ним кончал, но попробуйте это сделать, когда у вас в трусах кишат муравьи! Тут прогремел гонг - конец первого раунда, и я вернулся в угол, и мы начали вместе с Дэном вылавливать муравьев.

“That was a dirty trick,” I say.

- Это грязный трюк, - говорю я.

“Just finish him,” Dan says, “we can’t afford no screwups.”

- Ладно, только побыстрее с ним кончай, - говорит Дэн, - нам не нужны неожиданности.

The Professor come out for the secont round an be makin faces at me. Then he get close enough for me to snatch him up an I lifted him over my head an begun doin the Airplane Spin.

Во втором раунде Профессор выходит из угла и начинает корчить мне рожи. Только он подошел на близкое расстояние, как я его схватил, поднял над головой и принялся вращать, как пропеллер.

I spinned him aroun bout forty or fifty times till I was pretty sure he was dizzy an then heaved him hard as I could over the ropes into the audience. He land up in bout the fifth row of bleachers in the lap of a ole woman who is knittin a sweater, an she start beatin him with a umbrella.

Я прокрутил его раз пятьдесят, чтобы увериться, что у него уже голова закружилась. а потом зашвырнул его как можно  дальше в публику. Он приземлился где-то в пятом ряду, прямо на колени пожилой даме, вязавшей свитер, и она принялась колотить его зонтиков.

Trouble is, the Airplane Spin have taken its toll on me too. Everthin spinnin aroun but I figger it don’t matter cause it’ll stop pretty soon, an The Professor, he is finished anyway. In this, I am wrong.

Проблема была в том, что этот "пропеллер" и на меня тоже подействовал. Вокруг меня все кружилось, но я решил. что это скоро пройдет, а с Профессором дело покончено. Вот тут я ошибался.

I am almost recovered from the spinnin when all of a sudden somethin got me by the ankles. I look down, an damn if The Professor ain’t climbed back in the ring an brought with him the ball of yarn the ole lady was knittin with, an now he done rapped it aroun my feet.

Я уже почти очухался от головокружения, как чувствую, что-то меня схватило за лодыжки - гляжу вниз, а это Профессор приполз из зала, и притащил с собой клубок шерсти, позаимствованный у той самой пожилой дамы. И теперь он опутывает мне ноги этой самой шерстью!

I started tryin to wriggle out, but The Professor be runnin circles aroun me with the yarn, rappin me up like a mummy. Pretty soon, I am tied up han an foot an cain’t move or nothin. The Professor stop an tie the yarn up in a little fancy knot an stand in front of me an take a bow - like he is a magician just done some trick or somethin.

Я начал было высвобождаться, а он носится вокруг меня, и обматывает шерстью, как мумию какую. Так что скоро он обмотал меня целиком и я не мог ни рукой ни ногой двинуть. Тут Профессор завязал на мне маленький такой бантик из остатков шерсти, встал передо мной и поклонился - словно фокусник, когда ему удается трюк.

Then he saunter over to his corner an get a big ole book - look like a dictionary - an come back an take another bow. An then he crack me on the head with the book. Ain’t nothin I can do. He must of cracked me ten or twelve times before I gone down. I am helpless an I am hearin everbody cheer as The Professor set on my shoulders an pin me - an win the match.

Потом он вдруг прыгнул в свой угол, и притащил оттуда какую-то толстенную книгу - похоже на словарь - и снова поклонился. А потом принялся лупить меня этой книгой по голове. Я просто ничего не мог поделать. После дюжины ударов я просто отключился. И словно сквозь сон я слышал, как публика взревела, а Профессор уселся на меня и принялся щипать - он победил!

Mike an Dan, they come in the ring an unraveled the yarn off me an heped me up.

Майк и Дэн поднялись на ринг, и принялись распутывать шерсть, которой я был опутан.

“Terrific!” Mike say, “Just terrific! I couldn’t of planned it better mysef!”

- Потрясающе! - говорит Майк, - просто потрясающе! Я и сам бы не смог придумать ничего эффектнее!

“Oh shut up,” Dan say. An then he turn to me. “Well,” he say, “this is a fine state of affairs - gettin yoursef outsmarted by The Professor.”

- Заткнись, - говорит Дэн. Потом поворачивается ко мне и говорит:
- Да, положение лучше не придумаешь - Профессор тебя перехитрил!

I ain’t sayin nothin. I am miserable. Everthin is lost an the one thing I know for sure is that I ain’t gonna rassle never again.

Я ничего не ответил. Я чувствовал себя полным ничтожеством. Все рухнуло, и самое главное, что я понял - никогда больше я не выйду на ринг.

We didn’t need the getaway cab after that, so Dan an me rode back to Indianapolis with Mike. All the drive back, he be sayin how great it was that I lost to The Professor that way, an how nex time I gonna get to win an make everbody thousans of dollars.

Так что спасительное такси нам не понадобилось, и Майк отвез нас с Дэном в Индианаполис. По дороге он не переставая нахваливал меня, и говорил, что теперь я снова могу побеждать, и заработаю кучу денег.

When he pull up in front of the apartment, Mike reach back an han Dan a envelope with the two thousan dollars he was gonna pay me for the match.

Когда он подъехал к квартире Дженни, он передал Дэну конверт с двумя тысячами долларов - мой гонорар за матч.

“Don’t take it,” I says.

- Не бери, - сказал я Дэну.

“What?” says Mike.

- Что такое? - удивился Майк.

“Listen,” I say. “I got to tell you somethin.”

- Слушай, - говорю я, - мне нужно кое-что тебе объяснить.

Dan cut in. “What he wants to say is, he ain’t gonna be rasslin no more.”

И тут вмешался Дэн:
- Он хочет объяснить тебе, что больше не собирается бороться.

“You kiddin?” Mike say.

- Вы что, ребята. шутите? - поразился Майк.

“Ain’t kiddin,” says Dan.

- Мы не шутим, - отвечает Дэн.

“Well how come?” Mike axed. “What’s wrong, Forrest?”

- Ладно, что случилось? -  спрашивает Майк. - Форрест,  что происходит?

Before I could say anythin, Dan say, “He don’t want to talk about it now.”

Но прежде я смог что-то ответить, снова вмешался Дэн:
- Сейчас он не будет об этом говорить.

“Well,” says Mike, “I understan, I guess. You go get a good night’s sleep. I’ll be back first thing in the mornin an we can talk bout it, okay?”

- Ладно, - говорит Майк, - мне кажется, я понял. Вы, парни, выспитесь получше, а утром я позвоню, и мы вернемся к этому разговору, идет?

“Okay,” Dan says, an we get out of the car. When Mike is gone, I says, “You shouldn’t of took the money.”

- Идет, - ответил Дэн, и мы вышли из машины. Когда Майк уехал, я говорю:
- Не надо было тебе брать эти деньги.

“Well it’s all the hell we got left now,” he say. Everthin else is gone. I didn’t realize till a few minutes later how right he was.

- Знаешь, это все, что у нас сейчас осталось, - говорит он. Все остальное пропало - только теперь я это сообразил.

We get to the apartment an lo an behole, Jenny is gone too. All her things is gone, cept she lef us some clean sheets an towels an some pots an pans an stuff. On the table in the livin room is a note. Dan foun it first, an he read it out loud to me.

Мы поднялись в свою квартиру, и вот те на! - а Дженни там нет. И вещей ее тоже нет, она оставила только нам несколько чистых простынь и полотенец, тарелок и кастрюль. А в гостиной на столе лежала бумажка. Дэн первый ее обнаружил и прочел мне вслух. Письмо гласило:

Dear Forrest, [it says]

Дорогой Форрест!

I am just not able to take this anymore. I have tried to talk to you about my feelings, and you don’t seem to care. There is something particularly bad about what you are gonna do tonight, because it isn’t honest, and I am afraid I cannot go on with you any longer.

Я больше не в состоянии это переносить. Я пыталась тебе объяснить, что я чувствую, только тебе было все равно. А то, что вы собираетесь сделать сегодня вечером, особенно отвратительно, это просто нечестно. И я боюсь, что после этого я больше не смогу с тобой жить.

Maybe it is my fault, partly, because I have gotten to an age where I need to settle down. I think about having a house and a family and goin to church and things like that. I have known you since the first grade, Forrest - nearly thirty years - and have watched you grow up big and strong and fine. And when I finally realized how much I cared for you - when you came up to Boston - I was the happiest girl in the world.

Возможно. это частично моя вина, просто настало время, когда мне захотелось оседлой жизни. Мне хочется обзавестись семьей, домом и ходить по воскресеньям в церковь. Форрест, мы знакомы с первого класса, то есть почти тридцать лет, и я видела, как ты вырос, стал красивым и сильным. И когда я поняла, что я в самом деле тебя люблю - когда ты приехал в Бостон - я решила, что я самая счастливая женщина в мире.

And then you took to smoking too much dope, and you fooled with those girls down in Provincetown, an even after that, I missed you, and was glad you came to Washington during the peace demonstration to see me.

А потом ты стал слишком много курить травы, и ты заигрывал с этими девицами в Принстауне, но даже после этого я продолжала тебя любить и очень обрадовалась, когда ты приехал в Вашингтон, на ту демонстрацию.

But when you got shot up in the spaceship and were lost in the jungle nearly four years, I think maybe I changed. I am not as hopeful as I used to be, and think I would be satisfied with just a simple life somewhere. So, now I must go an find it.

Потом тебя запустили в ракете, и ты пропал на четыре года. Мне кажется, что за это время я переменилась - у меня уже не осталось никаких радужных надежд, и мне казалось, что я бы удовольствовалась самой простой жизнью. Где угодно. И вот настало время отправиться на поиски этой жизни.

Something is changed in you, too, dear Forrest. I don’t think you can help it exactly, for you were always a “special” person, but we no longer seem to think the same way.

Форрест, ты тоже изменился. Не думаю, что ты можешь тут что-то изменить, ведь ты всегда был "особенным", но только мы перестали быть близкими людьми.

I am in tears as I write this, but we must part now. Please don’t try to find me. I wish you well, my darling - good-bye.

Сейчас, когда я пишу это письмо, мне так горько, что я плачу. И все-таки мы должны расстаться. Пожалуйста, не пытайся меня искать. Желаю тебе счастья, дорогой мой - прощай.

love,
Jenny

С любовью - Дженни.

Dan handed the note to me but I let it drop on the floor an just stood there, realizin for the first time in my life what it is truly like to be a idiot.

Дэн передал письмо мне, но я выпустил его из рук, и оно упало на пол, а я так и стоял посреди комнаты, словно парализованный. Пожалуй, впервые в жизни я ощутил, каково это - чувствовать себя полным идиотом.

21

21

Well, after that I was one sorry bastid.

Да, вот теперь я превратился в жалкое ничтожество.

Dan an me stayed at the apartment that nite, but the nex mornin started packin up our shit an all, cause there wadn’t no reason to be in Indianapolis no longer. Dan, he come to me an say, “Here, Forrest, take this money,” an helt out the two thousand dollars Mike had give us for rasslin The Professor.

Мы переночевали с Дэном в квартире Дженни, а наутро запаковали наши манатки и вымелись оттуда - какой нам был смысл оставаться в Индианаполисе? Дэн подошел ко мне и сказал:
- Форрест, возьми, это твои деньги, - протягивает мне эти две тысячи долларов, которые Майк дал нам за драку с Профессором.

“I don’t want it,” I says.

- Не хочу, - сказал я.

“Well you better take it,” says Dan, “cause it’s all we got.”

- Нет, лучше тебе их взять, - говорит Дэн, - потому что это все, что у нас осталось.

“You keep it,” I says.

- Оставь себе, - говорю я.

“At least take haf of it,” he say. “Look, you gotta have some travelin money. Get you to wherever your goin.”

- Ладно, возьми хоть половину, - говорит он. - Слушай, тебе ведь потребуются деньги для билетов и прочего? С этими деньгами ты можешь доехать, куда хочешь.

“Ain’t you goin with me?” I axed.

- А ты что, со мной не поедешь? - спрашиваю я.

“I’m afraid not, Forrest,” he says. “I think I done enough damage already. I didn’t sleep none last night. I’m thinkin about how I got you to agree to bet all our money, an how I got you to keep on rasslin when it oughta have been apparent Jenny was about to freak out on us. An it wadn’t your fault you got whupped by The Professor. You did what you could. I am the one to blame. I jus ain’t no good.”

- Боюсь, что нет, Форрест, - отвечает он. - Мне кажется, что я причинил тебе достаточно неприятностей. Прошлую ночь я не спал, и думал, как это получилось, что я убедил тебя поставить все наши деньги на выигрыш, и почему я не заставил тебя отказаться от матча, хотя я видел, что Дженни просто вне себя от ярости. А то, что ты проиграл Профессору. - так это не твоя вина. Ты сделал все, что мог. Во всем виноват я один. Просто я неудачник.

“Awe, Dan, it wadn’t your fault neither,” I says. “If I hadn’t of got the big head bout bein The Dunce, an begun to believe all that shit they was sayin bout me, I wouldn’t of got in this fix in the first place.”

- Нет, ты ни в чем не виноват, - говорю я. - Если бы я так не напыжился из-за всей этой шумихи насчет Дурачка, не поверил всей этой ерунде, что они обо мне пели, я бы не попал в такую глупую ситуацию.

Well, me an Dan talked for a long time, but there wadn’t no convincin him, an after a wile, he got his shit an I hepped him down the steps, an the last I seen of him, he was pushin hissef down the street on his little cart, with all his clothes an shit piled in his lap.

Мы еще долго так разговаривали, но я так и не смог его убедить, так что потом он забрал свои манатки, и я помог ему скатиться по лестнице на улицу, а его манатки лежали у него на коленях.

I went down to the bus station an bought a ticket to Mobile. It was sposed to be a two day an two nite trip, down thru Louisville, to Nashville, to Birmingham an then Mobile, an I was one miserable idiot, settin there wile the bus rolled along.

А я пошел на автовокзал и купил билет на автобус до Мобайла. Ехать нужно было два дня и две ночи, через Луизиану, Нэшвиль, Бирмингем, а потом уж начинается Мобайл. Автобус катился вперед, а я сидел и думал, какой же я круглый идиот.

We passed thru Louisville durin the nite, an the nex day we stopped in Nashville an had to change busses. It was about a three hour wait, so I decided to walk aroun town for a wile. I got me a sambwich at a lunch counter an a glass of iced tea an was walkin down the street when I seen a big sign in front of a hotel say, “Welcome Grandmaster’s Invitational Chess Tournament.”

Луизиану мы проехали ночью, а на другой день остановились в Нэшвилле, чтобы пересесть на другой автобус. Нужно было ждать три часа, так что я решил прогуляться по городу. Купил себе бутерброд, стакан холодного чая, и пошел себе по улице, куда глаза глядят. Вижу, отель, а на нем болтается большой  лозунг: "Приветствуем участников Гроссмейстерского турнира по шахматам!"

It sort of got my curiosity up, on account of I had played all that chess back in the jungle with Big Sam, an so I went on into the hotel. They was playin the chess game in the ballroom an had a big mob of people watchin, but a sign say, “Five dollars admission,” and I didn’t want to spend none of my money, but I looked in thru the door for a wile, an then jus went an set down in the lobby by mysef.

Это меня несколько заинтересовало. так как я ведь всю дорогу в джунглях играл с Большим Сэмом в шахматы, И я решил зайти в отель. В большом зале люди играли в шахматы, а еще больше народу за ними смотрели, только перед входом было большое объявление с надписью - "Вход пять долларов". Но я решил денег не тратить, а просто смотрел за ними из-за двери какое-то время, а потом уселся в лобби.

They was a chair across from me with a little ole man settin in it. He was all shriveled up an grumpy-lookin an had on a black suit with spats an a bow tie an he had a chessboard set out on a table in front of him.

Оказалось, что в кресле напротив сидит какой-то маленький старичок, весь сморщенный, какой-то надутый, весь в черном костюме и галстуке-бабочке. А на столике перед ним стоит шахматная доска с фигурами.

As I set there, ever once in a wile he would move one of the chessmen, an it begun to dawn on me that he was playin by hissef. I figgered I had bout another hour or so fore the bus lef, so I axed him if he wanted somebody to play with. He jus looked at me an then looked back down at his chessboard an didn’t say nothin.

Я сидел и смотрел, а он время от времени двигал какой-нибудь фигурой, и тут меня озарило - да он же сам с собой играет! А так как мне еще целый час делать было нечего, то я его спрашиваю, не хочет ли он, чтобы кто-то с ним поиграл. Он как-то странно посмотрел на меня, а потом опустил глаза на доску и ничего мне не ответил.

A little bit later, the ole feller’d been studyin the chessboard for most of a half hour an then he moved his white bishop over to black square seven an was jus bout to take his han off it when I says, “ ‘scuse me.”

Прошло полчаса, и этот старичок решил наконец поставить белого слона на седьмую линию, но не успел он отнять от него руку, как я говорю - "извините!"

The feller jumped like he’d set on a tack, an be glarin across the table at me.

Старичок так и подпрыгнул на месте, словно его укололи, и злобно смотрит на меня.

“You make that move,” I says, “an you be leavin yoursef wide open to lose your knight an then your queen an put your ass in a fix.”

- Если вы сделаете этот ход, - говорю я, - то откроетесь и скоро потеряете коня, а потом ферзя, и окажетесь в полной заднице.

He look down at his chessboard, never takin his han off the bishop, an then he move it back an say to me, “Possibly you are right.”

Он снова посмотрел на доску, так и не отрывая руки от фигуры, а потом отвел ее назад и говорит:
- Возможно, вы правы.

Well, he go on back to studyin the chessboard an I figger it’s time to get back to the bus station, but jus as I start to leave, the ole man say, “Pardon me, but that was a very shrewd observation you made.”

Ладно, снова он начинает изучать позицию, и как раз тогда, когда подошло время возвращаться на станцию, он мне говорит:
- Прошу прощения, но должен заметить, что ваше замечание было и в самом деле чрезвычайно остроумным.

I nod my head, an then he say, “Look, you’ve obviously played the game, why don’t you sit down an finish this one with me? Just take over the white in their positions now.”

Я кивнул, а он мне говорит:
- Похоже, вы неплохой игрок, так почему бы вам не закончить со мной эту партию? Садитесь играть за белых!

“I cain’t,” I says, cause I got to catch the bus an all. So he jus nods an gives me a little salute with his han an I went on back to the bus station.

- Я не могу, - говорю я, потому что мне пора на автобус. Ну, он помахал мне приветственно рукой, и я отбыл на станцию.

Time I get there, the damn bus done lef anyway, an here I am an ain’t no other bus till tomorrow. I jus cain’t do nothin right. Well, I got a day to kill, so I walked on back to the hotel an there is the little ole man still playin against hissef, an he seems to be winnin. I went on up to him an he look up an motion for me to set down. The situation I have come into is pretty miserable - haf my pawns gone an I ain’t got but one bishop an no rooks an my queen is about to be captured nex.

Но к тому времени, как я до нее добрался, этот чертов автобус уже уехал! А следующий должен был быть только завтра. Ничего-то у меня не выходит! В общем, оказалось, что теперь мне нужно убить целый день, так что я решил вернуться в отель. А этот старичок по-прежнему играл сам с собой, и похоже, что он выигрывал. Я подошел к нему, и он махнул рукой - садись, мол. Позиция у меня оказалась хуже некуда - половины пешек нет, всего один слон и ферзя вот-вот съедят.

It took me most of a hour to git mysef back in a even position, an the ole man be kinda gruntin an shakin his head evertime I improve my situation. Finally, I dangle a gambit in front of him. He took it, an three moves later I got him in check.

В общем, мне потребовался почти час, чтобы улучшить мою ситуацию. И каждый раз, когда я делал очередной ход, старичок начинал хрюкать и качать головой. Наконец, дело дошло до эндшпиля, и через три хода я сделал ему шах.

“I will be damned,” he say. “Just who are you, anyway?”

- Будь я проклят, - говорит он, - КТО вы, молодой человек?

I tole him my name, an he say, “No, I mean, where have you played? I don’t even recognize you.”

Я ему сказал, как меня звать, а он говорит:
- Нет, я спрашиваю, где вы играли? Я что-то вас не припомню.

When I tole him I learnt to play in New Guinea, an he say, “Good heavens! An you mean to say you haven’t even been in regional competition?”

Тогда я ему говорю, что научился играть в шахматы в джунглях Новой Гвинеи, и он говорит:
- Боже! Вы хотите сказать, что никогда не принимали участия в чемпионатах?

I shook my head an he says, “Well whether you know it or not, I am a former international grand master, and you have just stepped into a game you couldn’t possibily have won, and totally annihilated me!”

- Боже! Вы хотите сказать, что никогда не принимали участия в чемпионатах?
Я отрицательно покачал головой, а он говорит:
- Ладно, тогда я вам скажу - может быть, вам это неизвестно - я был когда-то международным гроссмейстером, а вы вступили в эту партию в положении, совершенно проигрышном. Но вы у меня выиграли!

I axed how come he wadn’t playin in the room with the other people, an he says, “Oh, I played earlier. I’m nearly eighty years old now, an there is a sort of senior tournament. The real glory is to the younger fellows now - their minds are jus sharper.”

Я спросил, как это получилось, что он не играет в зале с остальными, а он говорит:
- Раньше-то я играл, но теперь мне уже под восемьдесят, так что я участвую только в турнирах для пожилых. А вся слава достается молодых - у них мозги пошустрее!

I nodded my head an thanked him for the game an got up to go, but he says, “Listen, have you had your supper yet?”

Я кивнул, и поблагодарил его за то, что он со мной сыграл. А он говорит:
- Послушайте, а вы уже ужинали?

I tole him I had a sambwich a few hours ago, an he say, “Well how about letting me buy you dinner? After all, you gave me a superb game.”

Я говорю, что сегодня съел только бутерброд, а он говорит:
- Хотите, я угощу вас ужином? В конце концов, своей игрой вы доставили мне массу удовольствия!

I said that woud be okay, an we went into the hotel dinin room. He was a nice man. Mister Tribble was his name.

Я говорю, идет - и мы отправились в ресторан. Оказалось, замечательный старикан! Звали его мистер Триббл.

“Look,” Mister Tribble say wile we is havin dinner, “I’d have to play you a few more games to be sure, but unless your playing this evening was a total fluke, you are perhaps one of the brightest unrecognized talents in the game. I would like to sponsor you in a tournament or two, and see what happens.”

- Вот что, - говорит мне за ужином мистер Триббл, - я, конечно, хотел бы сыграть  с  вами еще несколько  партии, чтобы окончательно удостовериться в вашем даре, но если нынешняя партия не была просто удачным совпадением, то вы - самый блестящий из неизвестных миру игроков. Я бы с удовольствием проспонсировал пару турниров с вашим участием, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

I tole him about headin home an wantin to get into the srimp bidness and all, but he say, “Well, this could be the opportunity of a lifetime for you, Forrest. You could make a lot of money in this game, you know.” He said for me to think it over tonight, an let him know somethin in the mornin. So me an Mister Tribble shook hans, an I went on out in the street.

Я ему объяснил, что еду домой, чтобы разводить креветок и все такое, а он говорит:
- Слушайте, Форрест, такой шанс выпадает раз в жизни. Вы можете заработать на этом кучу денег. - Он сказал, чтобы я пока подумал, а утром сообщил ему. Я пожал ему руку и вышел на улицу.

I done wandered aroun for a wile, but they ain’t a lot to see in Nashville, an finally I wound up settin on a bench in a park. I was tryin to think, which don’t exactly come easy to me, an figger out what to do now. My mind was mostly on Jenny an where she is. She say not to try to find her or nothin, but they is a feelin down deep in me someplace that she ain’t forgot me. I done made a fool of mysef in Indianapolis, an I know it. I think it was that I wadn’t tryin to do the right thing. An now, I ain’t sure what the right thing is. I mean, here I am, ain’t got no money to speak of, an I got to have some to start up the srimp bidness, an Mister Tribble say I can win a good bit on the chess circuit. But it seem like ever time I do somethin besides tryin to get home an get the srimp bidness started, I get my big ass in hot water - so here I am again, wonderin what to do.

Там я погулял немного, только в Нэшвиле смотреть почти нечего, так что я в конце концов пристроился на скамейке в парке. Тут я начал думать - а это для меня процесс не самый легкий - как же мне поступить? Конечно, прежде всего я думал о Дженни - где она? Она писала, чтобы я ее не искал, но что-то такое мне говорило, что она меня еще не забыла. Конечно, в Индианаполисе я вел себя как дурак, не отрицаю. Я делал все совсем не так, как нужно было бы. Только вот что нужно-то делать? Вот я лежу здесь, денег у меня практически нет, а нужно начинать разводить креветок - и вот мистер Триббл говорит, что я могу неплохо заработать на этом шахматном бизнесе. Только вот каждый раз получается, стоит мне немного отклониться от дороги домой, к креветкам, как я обязательно оказываюсь по уши в дерьме. Вот и теперь такая ситуация.

I ain’t been wonderin long when up come a policeman an axe me what I’m doin.

Но долго думать мне не пришлось, потому что подошел полисмен и спросил, что я тут делаю.

I says I’m jus settin here thinkin, an he say ain’t nobody allowed to set an think in the park at night an for me to move along. I go on down the street, an the policeman be followin me. I didn’t know where to go, so after a wile I saw an alley an walked on back in it an foun a place to set down an rest my feet. I ain’t been settin there more’n a minute when the same ole policeman come by an see me there.

Я говорю, что просто сижу здесь и думаю, а он говорит, что ночью думать в парке не разрешено, так что нужно мне отсюда выкатываться. Снова пошел я на улицу, а этот полисмен за мной. Я просто даже не знал, куда и идти. Ладно, сворачиваю я за угол, и нахожу место поуютнее, и тут же появляется этот же полисмен.

“All right,” he say, “come on outta there.” When I get out to the street, he say, “What you doin in there?”

- Отлично, - говорит он, - ну-ка, проваливай отсюда!
Я снова выхожу на улицу, а он говорит:
- Что ты тут делаешь?

I says, “Nothin,” an he say, “That’s exactly what I thought - you is under arrest for loiterin.”

- Ничего. - отвечаю я.
- Так я и думал. - говорит он. - Итак, я арестовываю тебя за бродяжничество.

Well, he take me to the jail an lock me up an then in the mornin they say I can make one phone call if I want. Course I didn’t know nobody to phone but Mister Tribble, so that’s what I did. Bout haf a hour later, he shows up at the police station an springs me out of jail.

Ну, сажают меня в участок, а утром говорят, что я имею право на один звонок. Поскольку тут у меня знакомых не было, кроме мистера Триббла, то я ему и позвонил. Примерно через полчаса он приехал в участок и вытащил меня оттуда.

Then he buys me a big ole breakfast at the hotel an says, “Listen, why don’t you let me enter you in the interzonal championships next week in Los Angeles? First prize is ten thousan dollars. I will pay for all your expenses an we will split any money you win. Seems to me you need a stake of some sort, and, to tell you the truth, I would enjoy it immensely mysef. I will be your coach and adviser. How bout it?”

Потом он привез меня в отель, угостил завтраком, и говорит:
- Слушай, а что бы мне не занести тебя в списки межзонального турнира, который начинается на следующей неделе в Лос-Анжелесе? Первый приз – десять тысяч долларов. Я оплачиваю все твои расходы, и мы делим пополам деньги, которые ты выиграешь. Похоже, тебе нужна помощь, и, сказать тебе правду, я с удовольствием тебе помогу. Я буду твоим тренером и менеджером, идет?

I still had some doubts, but I figgered it wouldn’t hurt to try. So I said I woud do it for a wile. Till I got enough money to start the srimp thing. An me an Mister Tribble shook hans an become partners.

Конечно, у меня были еще кое-какие сомнения, но я решил, что попытка - не пытка. Так что я могу немного попробовать, пока не заработаю денег на креветочный бизнес. Мы ударили по рукам и стали партнерами.

Los Angeles was quite a sight. We got there a week early an Mister Tribble would spend most of the day coachin me an honin down my game, but after a wile of this, he jus shook his head an say there ain’t no sense in tryin to coach me, cause I got “every move in the book” already. So what we did was, we went out on the town.

Да, в Лос-Анжелесе есть на что посмотреть! Мы приехали туда на неделю раньше, и мистер Триббл стал полировать мой стиль игры. Только через пару дней он покачал головой и сказал, что учить меня нечему, потому что у меня все ходы "зашиты в компьютер". Ну, так тому и быть. Пошли мы осматривать город.

Mister Tribble took me to Disneyland an let me go on some rides an then he arranged to get us a tour of a movie lot. They is got all sorts of movies goin on, an people is runnin aroun shoutin “take one,” an “cut,” an “action,” an shit like that. One of the movies they was doin was a Western an we seen a feller get hissef thowed thru a plate glass winder about ten times - till he got it right.

Мистер Триббл отвел меня в Диснейленд, покатал на разных аттракционах, а потом устроил экскурсию на съемочную площадку. Там снимали сразу кучу фильмов, и вокруг так и бегали люди, крича: "Приготовиться!", "Снимаем!" "Мотор!", "Проба!" и прочую чушь. Один фильм был вестерн, и мы видели, как один парень десять раз пробивал головой оконное стекло, пока у него не получилось как надо.

Anyway, we was jus standin there watchin this, when some guy walk up an says, “I beg your pardon, are you an actor?”

И вот пока мы на это смотрели, подходит какой-то парень и говорит:
- Извините, вы актер?

I says, “Huh?” An Mister Tribble, he says, “No, we are chess players.”

- Что? - говорю я. А мистер Триббл говорит:
- Нет, мы шахматисты.

An the feller say, “Well that’s kind of a shame, because the big guy here, he looks ideal for a role in a movie I’m doing.” And then he turn to me an feel of my arm an say, “My, my, you are a big strong feller - are you sure you don’t act?”

- Ужасно, такая хорошая натура, вот этот парень просто идеально подходит для фильма, который я сейчас снимаю. - Он подходит ко мне поближе, щупает мои мышцы, и говорит:
- Ну и ну, да это просто феномен какой-то - вы, правда, никогда не играли?

“I did once,” I says.

- Нет, однажды играл, - говорю я.

“Really!” the feller says. “What in?”

- Ага! - говорит это парень. - И в чем?

“King Lear.”

- В "Короле Лире".

“Marvelous, baby,” he says, “that’s just marvelous - do you have your SAG card?”

- Прекрасно, мой мальчик, - говорит он. - Это просто великолепно. А карточка профсоюза у вас есть?

“My what?”

- Какого такого профсоюза?

“Screen Actors Guild - oh, no matter,” he say. “Listen, baby, we can get that, no trouble. What I want to know is, where have they been hiding you? I mean, just look at you! A perfect big strong silent type - another John Wayne.”

- Ну, Актерской гильдии - да ладно, это неважно, - говорит он. - Слушай, парень, это мы уладим, только скажи мне - где ты все это время прятался? Ну, ты только посмотри на себя! Такой мощный здоровенный парень - просто новый Джон Уэйн какой-то!

“He is no John Wayne,” Mister Tribble say sourly, “he is a world-class chess player.”

- Он не Джон Уэйн, - кисло отвечает мистер Триббл. - Он – шахматная звезда.

“Well all the better,” the feller say, “a smart big, strong, silent type. Very unusual.”

- Тем лучше, -  говорит тот парень. - УМНЫЙ большой мощный неразговорчивый типаж. Уму непостижимо! Это редкость!

“Ain’t as smart as I look,” I says, tryin to be honest, but the feller say none of that matters anyhow, cause actors ain’t sposed to be smart or honest or nothin like that - just be able to get up there an say they lines.

- Я не такой умный, как кажусь, - говорю я, стараясь быть искренним. Но этот парень снова говорит, что это все неважно, так как актеру не обязательно быть умным или там честным. Ему важно делать то, что от него требуют и не путать текст.

“My name’s Felder,” he says, “an I make movies. I want you to take a screen test.”

- Меня зовут Фельдер, - говорит он, - и я снимаю кино. Я бы хотел, чтобы вы прошли кинопробу.

“He has to play in a chess tournament tomorrow,” Mister Tribble say. “He has no time for acting or screen tests.”

- Завтра ему нужно играть в чемпионате, - говорит мистер Триббл. – У него нет времени на кинопробы или на съемки.

“Well, you could squeeze it in, couldn’t you? After all, it might be the break you’ve been looking for. Why don’t you come along, too, Tribble, we’ll give you a screen test as well.”

- Ну, неужели нельзя выкроить пару часов? В конце концов, вдруг захочется развеяться. Почему бы тогда не заглянуть к нам? Триббл, вы тоже заходите, мы и вам устроим кинопробу.

“We’ll try,” Mister Tribble say. “Now come along, Forrest, we have a little more work to do.”

- Мы постараемся, - говорит мистер Триббл. - Ладно, Форрест, пошли, у нас еще есть чем сегодня заняться.

“See you later, baby,” say Mister Felder, “don’t forget now.”

- Итак, до встречи, малыш, - говорит мистер Фельдер. - Не забудь мне позвонить!

An off we go.

И мы отчалили.

22

22

The nex mornin is when the chess tournament is bein helt out at the Beverly Hills Hotel. Me an Mister Tribble is there early an he has me signed up for matches all day.

Наутро в отеле "Беверли-Хиллз" открывался чемпионат. Мы поднялись с утра пораньше, и мистер Триббл записал меня на все матчи.

Basically, it ain’t no big deal. It took me about seven minutes to whup the first guy, who was a regional master an also a professor in some college, which made me secretly feel kind of good. I had beat a professor after all.

В общем, это оказалось не так уж сложно. Первого парня я вынес за семь минут, а он оказался местным чемпионом, профессором какого-то колледжа. Я даже втайне порадовался – наконец-то я победил хоть одного профессора!

Nex was a kid about seventeen, an I wiped him out in less than half a hour. He thowed a tantrum an then commenced to bawlin an cryin an his mama had to come drag him off.

Вторым оказался парнишка лет пятнадцати, и его я вынес примерно за полчаса. Он устроил истерику и расплакался, так что пришлось его мамочке срочно его забирать.

They was all sorts of people I played that day an the nex, but I beat em all pretty fast, which was a relief since when I played against Big Sam I had to keep settin there an not go to the bathroom or nothin, cause if I got up from the chessboard he would move the pieces aroun an try to cheat.

В общем, разные там были люди, но я у всех выигрывал очень быстро, что мне нравилось - потому что когда я играл с Большим Сэмом, партии шли очень долго, и я не мог даже отойти в туалет, потому что он запросто мог сжульничать.

Anyhow, by that time I had got my way into the finals an they was a day’s rest in between. I gone on back to the hotel with Mister Tribble an found a message to us from Mister Felder, the movie guy. It say, “Please call my office this afternoon an arrange for a screen test tomorrow morning,” an it give a telephone number to call.

В общем, я попал в финал, а перед финалом устроили день отдыха. Когда я приехал с мистером Трибблом в отель, там оказалась записка от мистера Фельдера, этого парня из кино. Там было написано: "Пожалуйста, позвоните в мой офис сегодня днем, чтобы договориться о завтрашних пробах".

“Well, Forrest,” Mister Tribble say, “I don’t know bout this. What do you think?”

- Ну что, Форрест, - говорит мистер Триббл, - даже не знаю, что тебе посоветовать. А ты сам-то что об этом думаешь?

“I dunno either,” I says, but to tell the truth, it soun sort of excitin, bein in the movies an all. Maybe I even get to meet Raquel Welch or somebody.

- Тоже  не знаю, - говорю я, но сказать по правде, я даже разволновался - подумать только, попасть в кино, и все такое прочее. Может быть, я там повстречаю саму Рэйчел Уэльч или еще кого из знаменитостей!

“Oh, I don’t suppose it would hurt anything,” Mister Tribble say. “I guess I’ll call an set up an appointment.” So he call Mister Felder’s office an be findin out when an where for us to go an all of a sudden he cup his hand over the phone an say to me, “Forrest, can you swim?” An I say, “Yup,” an he say back into the phone, “Yes, he can.”

- Ну ладно, мне кажется, это никому не повредит, - говорит мистер Триббл. - Я позвоню ему и договорюсь о встрече. - И он звонит ему в офис, и договаривается, когда и куда приехать, а потом прикрывает трубку рукой и спрашивает меня:
- Форрест, ты умеешь плавать?
- Ага, - отвечаю я, и он тоже говорит в трубку:
- Да, он плавает.

After he done hung up, I axed why they want to know if I can swim, an Mister Tribble say he don’t know, but he recon we will find out when we get there.

Когда он повесил трубку, я спросил, почему это они хотели знать, умею ли я плавать, а мистер Триббл говорит, что сам не знает, но мы это выясним на месте.

The movie lot we gone to is a different place than the other one, an we was met at the gate by a guard that took us to where the screen test is bein helt. Mister Felder is there arguin with a lady that actually look somethin like Raquel Welch, but when he seen me, he is all smiles.

Мы попали совсем на другую съемочную площадку, чем в прошлый раз, и охранник отвез нас туда, куда нужно. Тут уже был мистер Фельдер, он как раз о чем-то спорил с дамочкой, сильно смахивающей на Рэйчел Уэльч, но когда увидел, что я приехал, то сразу заулыбался:

“Ah, Forrest,” he say, “terrific you came. Now what I want you to do is go thru that door to Makeup and Costuming, and then they will send you back out when they are finished.”

- А. это ты, Форрест! Правильно сделал, что приехал! Вот что, иди-ка ты в эту дверь, в костюмерную, а потом, когда они с тобой покончат, то пришлют назад.

So I gone on thru the door an there is a couple of ladies standin there an one of em say, “Okay, take off your clothes.” Here I go again, but I do as I am tole. When I get thru takin off my clothes, the other lady han me this big blob of rubber-lookin clothes with scales an shit all over it an funny-lookin webbed feet an hans. She say to put it on. It take the three of us to get me in the thing but after bout a hour we manage. Then they point me in the direction of Makeup an I is tole to set in a chair wile a lady an a feller commence to jam down this big rubber mask over my head an fit it to the costume an start paintin over the lines where it showed. When they is thru, they say for me to go back out to the movie set.

Ну и я пошел в эту дверь. а там была пара дамочек, и одна из них говорит: "Давай, раздевайся!" Опять раздеваться! Все-таки я сделал, как они велели, снял с себя все, и тогда другая дамочка дает мне какую-то странную резиновую одежду, с какими-то чешуйками. и еще какие-то ласты на руки и на ноги. Надевай, говорит! Только пришлось с этим повозиться всем нам троим, и то это заняло целый час. Потом они мне говорят идти в гримерную, и там еще одна дамочка и парень посадили меня в кресло и приладили мне на голову какую-то резиновую маску, под стать костюму, и стали закрашивать стыки. Когда они с этим покончили, то сказали вернуться на площадку.

I can hardly walk on account of the webbed feet an it is hard to get the door open with a webbed han, but finally I do an I suddenly find myself in a outdoor place with a big lake an all sorts of banana trees an tropical-lookin shit. Mister Felder is there an when he seen me, he jump back an say, “Terrific, baby! You is perfect for the part!”

Непросто, однако, оказалось ходить в ластах и открывать ими двери! Все я справился, и оказался на улице, и там оказалось озеро, куча банановых деревьев, в общем, тропики. Тут уже был мистер Фельдер, он как увидел меня, так прямо и подпрыгнул, и говорит:
- Прекрасно! Великолепно! Малыш, ты просто идеально подходишь для этого эпизода!

“What part is that?” I axed, an he say, “Oh, didn’t I tell you? I am doing a remake of The Creature from the Black Lagoon.” Even a idiot like me could guess what part he have in mind for me to play.

- Какого эпизода? - спрашиваю я, а он говорит:
- А, разве я тебе ничего не сказал? Я тут переснимаю "Чудовище из Черной лагуны".
Ну, тут даже такой идиот, как я, мог бы сообразить, кого мне придется играть.

Mister Felder motion for the lady he had been arguin with to come over. “Forrest,” he say, “I want you to meet Raquel Welch.”

Тут мистер Фельдер машет рукой той дамочке, с которой недавно спорил, чтобы она подошла к нам.
- Форрест, я хочу представить тебя Рэйчел Уэльч!

Well, you coudda knocked me over with a feather! There she were, all dressed up in a low-cut gown an all. “Please to meet you,” I says thru the mask, but Raquel Welch turn to Mister Felder lookin mad as a hornet.

Ну, ребята, тут я чуть в обморок не грохнулся! Сама Рэйчел Уэльч стояла передо мной в платье с огромным вырезом и все такое прочее!
- Рад видеть вас, миссис, - говорю я сквозь маску, но тут она поворачивается к мистеру Фельдеру, и взрывается, как ракета:

“What’d he say? Something about my tits, wasn’t it!”

- Что он сказал?! Какие, он сказал, у меня сиськи?!

“No, baby, no,” say Mister Felder. “He just said he was glad to meet you. You can’t hear him too well because of that mask he’s got on.”

- Да нет, девочка моя, - отвечает мистер Фельдер, - он просто сказал, что рад тебя видеть. Просто эта маска на нем искажает звуки, вот и все.

I stuck out my webbed han to shake hans with her, but she jump back about a foot, an say, “Uggh! Let’s get this goddamn thing over with.”

Тут я протягиваю ей свою перепончатую лапу, а она как отпрыгнет и говорит:
- Бррр! Ладно, давайте поскорее кончим с этим чертовым эпизодом!

Anyhow, Mister Felder say the deal is this: Raquel Welch is to be flounderin in the water an then she faints, an then I am to come up from under her an pick her up an carry her outta the water. But when she revives, she looks up at me an is scared an commences to scream, “Put me down! Help! Rape!” an all that shit.

В общем, дело такое, говорит мистер Фельдер: Рэйчел Уэльч падает в воду и теряет сознание, а я подхватываю ее снизу и выношу на поверхность. Но как только она видит, какое чудовище ее спасло, она ту же начинает кричать: "Отпусти меня! Спасите! Насилуют!" и прочую ерунду.

But, Mister Felder say, I am not to put her down, cause some crooks is sposed to be chasin us; instead, I am to carry her off into the jungle.

Но, продолжает мистер Фельдер, я ее отпускать не должен, потому что нас тут же начинают преследовать какие-то негодяи. Поэтому мне полагается тащить ее в джунгли.

Well, we tried the scene, an the first time we done it, I thought it come off pretty well, an it is really excitin to actually be holdin Raquel Welch in my arms, even tho she be hollerin, “Put me down! Help, police!” an so on.

Ну, попробовали мы этот эпизод, и мне показалось, что уже в первый раз получилось неплохо. А какой кайф - держать в объятиях саму Рэйчел Уэльч! даже если она вырывается из рук и кричит: "отпусти меня! полиция, на помощь!" и так далее.

But Mister Felder say that ain’t good enough, an for us to do it again. An that wadn’t good enough either, so we be doin that same scene bout ten or fifteen times. In between doin the scene, Raquel Welch is crabbin an bitchin an cussin at Mister Felder, but he just kep on sayin, “Beautiful, baby, beautiful!” an that sort of thing.

Но мистеру Фельдеру это почему-то не понравилось, и он попросил повторить. И снова ему не понравилось, и снова мы повторили, и так раз пятнадцать. В промежутках между пробами Рэйчел Уэльч шипела и ругалась на мистер Фельдера на чем свет стоит, а он только улыбался и говорил: "Молодчина, детка, превосходно!" и все такое прочее.

Mysef, I’m startin to have a real problem tho. On account of I been in the creature suit nearly five hours now, an they ain’t no zipper or nothin to pee thru, an I’m bout to bust. But I don’t wanta say nothin bout that, cause this is a real movie an everthin, an I don’t want to make nobody mad.

Но потом у меня появилась проблема. Меня начинало распирать, потому что в этом костюме я просидел уже пять часов, и там не было даже молнии, чтобы пописать. Только я не стал никому жаловаться, чтобы не огорчать людей – ведь нас снимали в настоящем кино!

But I gotta do somethin, so’s I decide that the nex time I get in the water, I will jus pee in the suit, an it will run out my leg or somethin into the lagoon. Well, Mister Felder, he say, “Action!” an I go in the water an start to pee. Raquel Welch be flounderin aroun an then she faints, an I dive under an grap her an haul her onto shore.

Но сделать ЧТО-ТО все равно было нужно, и я решил пописать прямо в костюм, когда мы снова окажемся в воде, а там все это вытечет в лагуну. И вот когда мистер Фельдер в очередной раз сказал: "мотор", я прыгаю в воду и начинаю писать. Тут в воду падает Рэйчел Уэльч, теряет сознание, я ныряю и вытаскиваю ее на берег.

She wakes up an start to beatin on me an hollerin, “Help! Murder! Put me down!” an all, but then she suddenly stop hollerin an she say, “What is that smell?”

Она приходит в себя и начинает колотить меня и вопить: "На помощь!
Убивают! Отпусти меня!" и все такое прочее, а потом вдруг перестает кричать и говорит:
- Чем это воняет?

Mister Felder holler, “Cut!” an he stand up an say, “What was that you said, baby? That ain’t in the script.”

Мистер Фельдер крикнул: "Стоп!" и говорит:
- Детка, что ты такое несешь? Этого нет в сценарии!

An Raquel Welch say, “Shit on the script! Somethin stinks aroun here!” Then she suddenly look at me an say, “Hey, you - whoever you are - did you take a leak?”

А Рэйчел Уэльч говорит:
- Хрен с ним, со сценарием! Тут чем-то воняет! - Потом она вдруг смотрит на меня и спрашивает:
- Эй, ты - как тебя там - ты что, отлил?!

I was so embarrassed, I did not know what to do. I just stood there for a secont, holdin her in my arms, an then I shake my head an say, “Uh uh.”

Я так смутился, что не знал, что и сказать. Потом, не выпуская ее из рук, говорю:
- Не-а!

It was the first lie I ever tole in my life.

В первый раз в жизни я солгал.

“Well somebody sure did,” she say, “cause I know pee when I smell it! An it wadn’t me! So it has to be you! How dare you pee on me, you big oaf!” Then she start beatin on me with her fists an hollerin to “Put me down!” and “Get away from me!” an all, but I jus figgered the scene is startin up again an so I begun to carry her back into the jungle.

- Ну, кто-то наверняка отлил, - говорит она, - потому что уж запах мочи я как-нибудь отличу. И это не я! Значит, это все-таки ТЫ! Как ты посмел меня описать, козел вонючий! - И тут она принялась молотить меня кулаками и орать: "Отпусти меня!" и так далее, а я решил, что действие продолжается, и потащил ее в джунгли.

Mister Felder shout, “Action! ” The movie cameras begun to rollin once more, an Raquel Welch is beatin an clawin an yellin like she never done before. Mister Felder is back there hollerin, “That’s it, baby - terrific! Keep it up!” I coud see Mister Tribble back there too, settin in a chair, kinda shakin his head an tryin to look the other way.

Мистер Фельдер крикнул: "Мотор!" и камеры поехали за нами, а Рэйчел Уэльч начала отбиваться и царапаться так, как никогда еще не царапалась. Мистер Фельдер из-за камер довольно кричит:
- Молодец, детка! Это просто потрясающе! Продолжай в том же духе! – И еще мне было видно, как сидящий в кресле мистер Триббл покачал головой и отвернулся.

Well, when I get back in the jungle a little ways, I stopped an turned aroun to see if that’s where Mister Felder is fixin to yell “Cut,” like he had before, but he was jumpin aroun like a wild man, motionin to keep on goin, an shoutin, “Perfect, baby! That’s what I want! Carry her off into the jungle!”

Ну, затащил я ее немного в джунгли, остановился и повернулся, ожидая, что мистер Фельдер крикнет: "стоп", как и раньше, только он прыгает за камерами, как обезьяна, и машет рукой:
- Отлично, детка! Вот это мне и нужно! Тащи ее дальше в джунгли!

Raquel Welch is still scratchin an flailin at me an screamin, “Get away from me you vulgar animal!” an such as that, but I kep on goin like I’m tole.

А Рэйчел Уэльч по-прежнему царапает и молотит меня и кричит:
- Отпусти меня, вонючее животное! - и все такое прочее, но я продолжаю делать то, что мне велено мистером Фельдером.

All of a sudden she screech, “Oh my god! My dress!”

И вдруг она кричит:
- Ой! Мое платье!

I ain’t noticed it till now, but when I look down, damn if her dress ain’t caught on some bush back there an done totally unravel itself, Raquel Welch is butt neckid in my arms!

Я на это внимания не обратил, но потом гляжу на нее - а платье-то зацепилось за какой-то сучок и разорвалось пополам. И теперь у меня на руках лежит совершенно голая Рэйчел Уэльч!

I stopped an said, “Uh oh,” an started to turn aroun to carry her back, but she begin shriekin, “No, no! You idiot! I can’t go back there like this!”

Я остановился, и говорю:
- Ой-ой-ей! - и хочу уже нести ее обратно, но тут она начинает кричать:
- Нет, нет! Идиот! Не могу же я показаться в таком виде!

I axed what she wanted me to do, an she say we gotta find someplace to hide till she gets things figgered out. So I keep on goin deeper into the jungle when all of a sudden out of noplace come a big object thru the trees, swingin towards us on a vine. The object swung past us once an I could tell it was a ape of some sort, an then it swung back again an dropped off the vine at our feet. I almost fainted dead away. It was ole Sue, hissef!

Тогда я спрашиваю, чего же она хочет от меня? Она говорит, что нам нужно найти какое-то местечко и подумать, что делать дальше. Тогда я тащу ее дальше в джунгли, и тут из чащи на нас вылетает какой-то предмет. Оно пролетело мимо нас, держась за лиану, и я решил, что это, наверно, обезьяна, только очень большая. А потом этот предмет пролетел назад, и спрыгнул к нашим ногам. И тут я снова чуть в обморок не свалился - это оказался Сью, собственной персоной!

Raquel Welch begun to bawlin an hollerin again an Sue has grapped me aroun the legs an is huggin me. I don’t know how he recognized me in my creature suit, cept I guess he smelt me or somethin. Anyhow, Raquel Welch, she finally say, “Do you know this fucking baboon?”

Рэйчел Уэльч снова начала что-то вопить, а Сью прыгнул на меня и обнял руками и ногами. Я даже не понял, как это он мог узнать меня в этом костюме, наверно, по запаху? Но вот Рэйчел Уэльч говорит:
- Откуда ты знаешь этого чертова бабуина?

“He ain’t no baboon,” I says, “he’s a orangutang. Name’s Sue.”

- Он не бабуин, - говорю я. - Он орангутанг, и зовут его Сью.

She look at me kinda funny an say, “Well if it’s a he, then how come its name is Sue?”

Она как-то странно смотрит на меня и говорит:
- Как это ЕГО зовут Сью?

“That is a long story,” I say.

- Это длинная история, - отвечаю я.

Anyhow, Raquel Welch is tryin to cover hersef up with her hans, but ole Sue, he knows what to do. He grapped holt of a couple of big leaves off one of them banana trees an han them up to her an she partly covered hersef up.

Рэйчел Уэльч безуспешно пыталась прикрыться руками, но старина Сью знал, что делать - сорвав с бананового дерева пару листов, он передал их ей, так что она смогла отчасти прикрыться ими.

What I find out later is that we have gone across our jungle location onto another set where they is filmin a Tarzan movie, an Sue is being used as a extra. Not long after I got rescued from the pygmies in New Guinea, white hunters come along an captured ole Sue an shipped his ass to some animal trainer in Los Angeles. They been usin him in movies ever since.

Как выяснилось позже, мы попали в другую часть площадки, где снимали очередной фильм о Тарзане, а Сью был дублером. Вскоре после того, как нас спасли от пигмеев, белые охотники поймали Сью и отправили его в Лос-Анжелес, где его использовали для съемок фильмов.

Anyway, we ain’t got time to jack aroun now, on account of Raquel Welch is screechin an bitchin again, say, “You gotta take me someplace where I can get me some clothes!” Well, I don’t know where you can find no clothes in the jungle, even if it is a movie set, so we jus keep movin along, hopin somethin will happen.

Ладно, только у нас не было времени для разговоров, потому что Рэйчел Уэльч все время стонала и хныкала, чтобы ее отвели куда-нибудь, где она могла бы достать какую-нибудь одежду. Насколько я понимаю, в джунглях – даже если это киношные джунгли - одежда не водится, поэтому мы двинулись дальше, рассчитывая, что нам рано или поздно повезет.

It does. We suddenly come to a big fence, an I figger there probly be someplace on the other side of it to get her some clothes. Sue finds a loose board in the fence an lifts it up so’s we can get thru, but as soon as I step on the other side, ain’t nothin to step on, an me an Raquel go tumblin head over heels down the side of this hill. We finally rolled all the way to the bottom an when I look aroun, damn if we ain’t landed right on the side of a big ole road.

Так и случилось. Мы вышли к большому забору и я решил, что на той стороне мы сможем найти одежду. Сью обнаружил болтающуюся доску в заборе, и мы вылезли наружу. Но только мы вылезли, как почва ушла из-под наших ног - никакой почвы там не оказалось, и мы с Рэйчел Уэльч покатились по склону холма, а когда кончили катиться и огляделись - оказалось, что мы лежим на краю шоссе.

“Oh my God!” Raquel Welch yell. “We’re on the Santa Monica Freeway!”

- О Боже! - простонала Рэйчел Уэльч. - Мы же на магистрали Санта-Моника!

I look up, an here come ole Sue, lopin down the hillside. He finally get down to us, an the three of us be standin there. Raquel Welch is movin the banana leaves up an down, tryin to cover hersef up.

Смотрю я, а к нам подваливает по склону Сью. Мы снова оказались втроем. А Рэйчел Уэльч все  время манипулирует листьями  вверх-вниз, пытаясь прикрыться получше.

“What we gonna do now?” I axed. Cars are wizzin by, an even tho we must of been a odd-lookin sight, ain’t nobody even payin us the slightest attention.

- Ну и что теперь делать? - говорю я. Мимо проносятся машины, но, хотя вид у нас должен быть довольно странный, никто не обращает ни малейшего внимания.

“You gotta take me someplace!” she hollers. “I got to get some clothes on!”

- Нужно добраться докуда-нибудь! - пищит Рэйчел Уэльч. - Мне нужно одеться!

“Where?” I says.

- А докуда? - говорю я.

“Anywhere!” she screams, an so we started off down the Santa Monica Freeway.

- Докуда угодно! - вопит она, и мы двинулись по магистрали.

After a wile, up in the distance, we seen a big white sign up in some hills say “HOLLYWOOD,” an Raquel Welch say, “We got to get off this damn freeway and get to Rodeo Drive, where I can buy me some clothes.” She is keepin pretty busy tryin to cover hersef up - ever time a car come towards us, she put the banana leaves in front, an when a car come up from behin, she move em back there to cover her ass. In mixed traffic, it is quite a spectacular sight - look like one of them fan dancers or somethin.

Через какое-то время на холме возникает большая табличка: "ГОЛЛИВУД", и Рэйчел Уэльч говорит:
- Нам нужно свернуть на Родео-драйв, там я смогу что-то купить. – Она по-прежнему пытается прикрыться - когда машина подъезжает к нам, то прикрывается спереди, а когда проезжает за нас - сзади. На шоссе с двусторонним движением зрелище, наверно, забавное - похоже на балет.

So we got off the freeway an went across a big field. “Has that fuckin monkey got to keep followin us?” Raquel Welch say. “We look rediculous enough as it is!” I ain’t sayin nothin, but I look back, an ole Sue, he got a pained look on his face. He ain’t never met Raquel Welch before, neither, an I think his feelins is hurt.

Ладно, сворачиваем мы с магистрали и пересекаем большое поле.
- Зачем эта обезьяна нас преследует? - говорит Рэйчел Уэльч. - У нас и так вид достаточно странный!
Я ничего ей не отвечаю, оглядываюсь на Сью, и вижу, как он огорчился после этих слов. Просто раньше он не был знаком с Рэйчел Уэльч, и наверняка обиделся.

Anyhow, we kep goin along an they still ain’t nobody payin us much mind. Finally we come to a big ole busy street an Raquel Welch say, “Goodgodamighty - this is Sunset Boulevard! How am I gonna explain goin across Sunset Boulevard butt neckid in broad daylight!” In this, I tend to see her point, an I am sort of glad I got on the creature suit so’s nobody will recognize me - even if I am with Raquel Welch.

Ладно, идем мы дальше, и никто на нас не обращает никакого внимания. Наконец, подходим к большой оживленной улице, и Рэйчел Уэльч говорит:
- Да это же бульвар Сансет! Как же я смогу объяснить, почему я оказалась на Сансет, днем, совершенно голая! - Тут я ее понимаю. Я даже обрадовался немного, что на мне этот костюм чудовища - по крайней мере. Меня-то никто не узнает, даже если со мной рядом Рэйчел Уэльч!

We come to a traffic light an when it turn green, the three of us walked on across the street, Raquel Welch doin her fan dance to beat the band an smilin at people in cars an stuff like she was on stage. “I am totally humiliated!” she hisses at me under her breath. “I am violated! Just wait till we get outta this. I am gonna have your big ass, you goddamn idiot!”

Подходим мы к перекрестку, и как только загорается зеленый, переходим улицу. Рэйчел Уэльч по-прежнему пританцовывает, судорожно прикрываясь то сзади, то спереди, и улыбается водителям, и вообще делает вид, что ничего не случилось, будто она на сцене.
- Я погибла! - шепчет она мне. - Я уничтожена, унижена! Ну подожди, идиот, дай мне только выбраться отсюда, и я тебе покажу!

Some of the people waitin in their cars at the traffic light commence to honkin they horns and wavin, on account of they must of recognized Raquel Welch, an when we get across the street, a few cars turn our way an start to followin after us. By the time we get to Wilshire Boulevard we have attracted quite a sizable crowd; people come out of they houses an stores an all to follow us - look like the Pied Piper or somethin - an Raquel Welch’s face is red as a beet.

Кое-кто из водителей, ждущих зеленый сигнал, начинает сигналить и махать руками, потому что они, наверно, узнали Рэйчел Уэльч, и когда мы перешли улицу, кое-какие машины повернули и поехали за нами вдоль тротуара. Так что когда мы дошли до бульвара Уилшир, за нами уже следовала приличная толпа - и Рэйчел Уэльч покраснела, как рак.

“You’ll never work in this town again!” she say to me, flashin a smile to the crowd, but her teeth is clenched tight.

- Тебе в этом городе уже не работать! - говорит она мне, стиснув зубы и натужно улыбаясь толпе.

We gone on a bit further, an then she say, “Ah - finally - here is Rodeo Drive.” I look over at a corner an, sure enough, there is a woman’s clothing store. I tap her on the shoulder an point at it, but Raquel Welch say, “Uggh - that’s Popagallo. Nobody would be caught dead these days wearing a Popagallo dress.”

Прошли мы еще немного, и она говорит:
- Ага! Родео-драйв!
Я смотрю на угол - и верно, магазин женской одежды. Я похлопал Рэйчел Уэльч по плечу и показал на этот магазин. Она только скорчилась:
- Бррр! Это же Попагалло! Какой дурак станет одеваться в платье от Попагалло?!

So we walked some more an then she say, “There - Giani’s - they got some nice things in there,” an so we go inside.

Тогда мы прошли еще немного, и она говорит:
- Ага! "Джиани"! У них бывает кое-что интересное! - и мы заходим внутрь.

They is a sales feller at the door with a little moustache an a white suit with a handkerchief stickin out of the coat pocket, an he is eyein us pretty carefully as we come thru the door.

В дверях нас встречает продавец, такой парень с маленькими усиками в белом костюме, и даже с платком в кармашке пиджака, и так пристально на нас смотрит.

“May I help you, madam?” he axed.

- Чем могу помочь, мадам? - говорит он.

“I want to buy a dress,” Raquel Welch say.

- Мне нужно платье, - отвечает Рэйчел Уэльч.

“What did you have in mind?” say the feller.

- Какое именно, мадам? - спрашивает он.

“Anything, you fool - can’t you see what’s going on!”

- Любое, идиот - не видишь, что творится?

Well, the sales feller point to a couple of racks of dresses an say there might be somethin in there her size, so Raquel Welch go over an begin to look thru the dresses.

Ладно, парень идет к вешалкам и говорит, что может быть, найдется что-нибудь ее размера. Рэйчел Уэльч тоже подходит и начинает рассматривать платья.

“An is there somethin I can do for you gentlemen?” the feller says to me an Sue.

- А вы, господа, не хотите ли тоже на что-нибудь взглянуть? - обращается он к нам со Сью.

“We is just with her,” I say. I look back, an the crowd is all gathered outside, noses pressed to the winder.

- Мы просто ее сопровождаем, - говорю я. Оглянулся, а весь народ, что за нами шел, так и впился носами в стекло витрины.

Raquel Welch took about eight or nine dresses into the back an tried them on. After a wile she come out an say, “What do you think about this one?” It is a sort of brown-lookin dress with a bunch of belts an loops all over it an a low neckline.

Рэйчел Уэльч отобрала штук восемь платьев и скрылась в примерочной. Потом выходит и говорит:
- Что вы думаете об этом? - На ней оказалось коричневое платье со множеством поясков и ленточек, и очень низким вырезом.

“Oh, I’m not so sure, dear,” say the salesman, “somehow it - it just isn’t you.” So she go back an try on another one an the salesman say, “Oh, wonderful! You look absolutely precious.”

- Не думаю, дорогая, - говорит продавец, - это НЕ ВАШЕ. - Тогда она уходит и возвращается в другом, и он говорит:
- Вот это замечательно! Вы выглядите необычайно привлекательно!

“I’ll take it,” say Raquel Welch, an the salesman say, “Fine - how would you like to pay for it?”

- Я беру это, - говорит Рэйчел Уэльч, а продавец спрашивает:
- Отлично - как вы собираетесь платить?

“What do you mean?” she axed.

- То есть? - спрашивает она.

“Well, cash, check, credit card?” he say.

- Ну, наличными, чеками, кредитной картой? - говорит он.

“Look you bozo - can’t you see I don’t have anything like that with me? Where the hell do you think I’d put it?”

- Слушай, чувак, ты что, не видишь, что у меня ничего такого нет? Как ты думаешь, если бы у меня что-то такое было, КУДА бы я это спрятала?

“Please, madam - don’t let’s be vulgar,” the salesman say.

- Пожалуйста, мадам, нельзя ли обойтись без вульгарности? - отвечает продавец.

“I am Raquel Welch,” she tell the man. “I will send somebody around here to pay you later.”

- Я - Рэйчел Уэльч! - говорит она ему. - Я пришлю человека, чтобы за меня заплатили.

“I am terribly sorry, lady,” he say, “but we don’t do business that way.”

- Мне очень жаль, мадам, - отвечает он, - но так мы не торгуем.

“But I’m Raquel Welch! ” she shout. “Don’t you recognize me?”

- Но я в самом деле РЭЙЧЕЛ УЭЛЬЧ! - кричит она. - Вы что, меня не узнаете!?

“Listen lady,” the man say, “half the people that come in here say they are Raquel Welch or Farrah Fawcett or Sophia Loren or somebody. You got any ID?”

- Послушайте, мадам, - говорит этот парень, - да половина народа, что ко мне заходят, говорят, что они либо Рэйчел Уэльч, либо Фарра Фосетт, или Софи Лорен и так далее. А удостоверение личности у вас есть при себе?

“ID!” she shout. “Where do you think I would keep ID?”

- Удостоверение личности! - вопит она. - Ты думаешь, куда бы я его засунула?!

“No ID, no credit card, no money - no dress,” say the salesman.

- У вас нет удостоверения личности, нет кредитной карты, нет наличных - следовательно, я не могу продать вам платье, - говорит продавец.

“I’ll prove who the hell I am,” Raquel Welch say, an all of a sudden she pull down the top of the dress. “Who else is got tits like these in this one-horse town!” she screech. Outside, the crowd all be beatin on the winders an hollerin an cheerin. But the salesman, he punched a little button an some big guy what was the security detective come over an he say, “Okay, your asses is all under arrest. Come along quietly an there won’t be no trouble.”

- Ну, так я докажу тебе, кто я есть! - говорит Рэйчел Уэльч, и внезапно расстегивает молнию на блузке. - У кого еще в этом задрипанном городишке есть такие сиськи?
Толпа снаружи начинает восторженно вопить, но тут продавец наживает какую-то маленькую кнопочку, и появляется какой-то здоровенный парень, оказавшийся секьюрити, и говорит:
- Вот что, вы все арестованы. Пошли со мной, и без глупостей!

23

23

So here I am, thowed in jail again.

Вот так я снова оказался в тюрьме.

After the security feller corralled us at Giani’s, two carloads of cops come screamin up an this one cop come up to the salesman an say, “Well, what we got here?”

После того, как секьюрити блокировал нас в "Джиани", с воем понаехало полицейских машин, и один полисмен спрашивает продавца:
- Ну, что случилось?

“This one says she’s Raquel Welch,” the salesman say. “Come in here wearin a bunch of banana leaves an wouldn’t pay for the dress. I don’t know bout these other two - but they look pretty suspicious to me.”

- Вот эта женщина утверждает, что она - Рэйчел Уэльч, - говорит продавец. - Явилась в магазин, прикрываясь банановыми листьями и не желала платить за платье. А эти два мне неизвестны - но очень подозрительные типы.

“I am Raquel Welch!” she shout.

- Я И ЕСТЬ Рэйчел Уэльч! - кричит Рэйчел Уэльч.

“Sure, lady,” the cop say. “An I am Clint Eastwood. Why don’t you go along with these two nice fellers here.” He point to a couple of other cops.

- Разумеется, леди. - говорит полисмен. - А меня зовут Клинт Иствуд. Почему бы вам не проследовать с этими парнями? - и он подозвал еще пару полисменов.

“Now,” says the head cop, an he be lookin at me an Sue, “what’s your story?”

- Ладно, - говорит главный полисмен, и смотрит на меня с Сью, - а вы что скажете?

“We was in a pitcher,” I says.

- Мы снимались, - говорю я.

“That why you’re wearin that creature suit?” he axe.

- Поэтому на вас этот костюм? - спрашивает он.

“Yup,” I says.

- Ага, - говорю я.

“An what bout him?” he say, pointin to Sue. “That’s a pretty realistic costume, if I say so myself.”

- Ну, а этот? - он указывает на Сью. - Должен заметить, чертовски реалистично сделано!

“Ain’t no costume,” I says. “He’s a purebread orangutang.”

- Это не костюм, - говорю я. - Он - чистокровный орангутанг.

“Is that so?” the cop say. “Well I’ll tell you what. We got a feller down to the station who makes pitchers, too, an he would love to get a couple of shots of you clowns. So you jus come along too - an don’t make no sudden moves.”

- Вот как? - говорит полисмен. - Ну, тогда я вот что вам скажу. В участке у нас тоже есть парень, очень любит снимать. Так вот он сделает с вас, шутов, пару снимков. Так что пошли - и не дергаться!

Anyhow, Mister Tribble has got to come down an bail me out again. An Mister Felder showed up with a whole platoon of lawyers to git out Raquel Welch, who by this time is hysterical.

В общем, вскоре появился мистер Триббл и снова меня освободил. Потом появился мистер Фельдер в сопровождении целого взвода адвокатов, и освободил Рэйчел Уэльч, которая к этому времени была уже совершенно невменяема.

“You jus wait!” she shriek back at me as they turnin her loose. “When I git finished, you won’t be able to find a job as a spear carrier in a nightmare!”

- Ну подожди! - прошипела она мне, когда ее освободили. - Когда я с этим покончу, то ты не сможешь устроиться даже копьеносцем в фильме ужасов!

In this, she is probly correct. It look like my movie career is over.

Вот тут она была права. Похоже, моя кинематографическая карьера завершилась.

“That’s life, baby - but I’ll call you for lunch sometime,” Mister Felder says to me as he is leavin. “We’ll send somebody by later to pick up the creature suit.”

- Так бывает, детка, ничего, я тебе позвоню как-нибудь, пообедаем, - говорит мне мистер Фельдер и они отбывают. - За костюмом мы кого-нибудь после пришлем.

“C’mon, Forrest,” say Mister Tribble. “You and I have got other fish to fry.”

- Ладно, Форрест, - говорит мистер Триббл, - пошли, у нас тоже есть кое-какие дела.
В отеле мы устроили небольшое совещание.

Back at the hotel, Mister Tribble an me an Sue is settin in our room havin a conference.
“It is going to pose a problem, with Sue here,” Mister Tribble says. “I mean, look how we had to sneak him up the stairs and everthin. It is very difficult to travel with an orangutan, we have to face that.”

- Появление Сью создает некоторые проблемы, - говорит мистер Триббл. - Ты видишь, как нелегко было провести его сюда. Нужно прямо сказать, путешествовать с орангутангом не так-то просто.

I tole him how I felt bout Sue, bout how he saved my ass more than once in the jungle an all.

Я ему рассказал, насколько мне дорог Сью, и что он много раз спасал мне жизнь в джунглях.

“Well, I think I understand your feelings,” he says. “And I’m willing to give it a try. But he’s going to have to behave himself, or we’ll be in trouble for sure.”

- Да, я понимаю твои чувства, - говорит он, - ну что же, мы попробуем. Только ему нужно вести себя прилично, иначе мы наверняка создадим себе кучу неприятностей.

“He will,” I say, an ole Sue be noddin an grinnin like a ape.

- Он будет вести себя хорошо, -  говорю я, а Сью кивает и гримасничает, как обезьяна.

Anyhow, nex day is the big chess match between me an the International Grand Master Ivan Petrokivitch, also known as Honest Ivan. Mister Tribble have taken me to a clothes store an rented me a tuxedo on account of this is to be a big fashionable deal, an a lot of muckity-mucks will be on han. Furthermore, the winner will get ten thousan dollars, an my haf of that ought to be enough to get me started in the srimp bidness, so I cannot afford to make no mistakes.

Ладно, на следующий день начинался финал - я должен был играть с международным гроссмейстером Иваном Петрокивичем, известным под кличкой "Честный Иван". По этому случаю должен было собраться много всякого народу, и мистер Триббл взял напрокат фрак для меня. К тому же, победитель получал приз в десять тысяч долларов, и половины этого мне вполне должно было хватить для начала креветочного бизнеса, так что мне нужно было держать ухо востро - ошибаться нельзя!

Well, we get to the hall where the chess game is to take place an there is bout a thousan people millin aroun an already settin at the table is Honest Ivan, glarin at me like he’s Muhammad Ali or somebody.

Ну, приходим мы в зал, где должны играть, а там собралось чуть ли не тысяча человек. Честный Иван уже сидит за доской и злобно так на меня смотрит, словно он Мухаммед Али.

Honest Ivan is a big ole Russian feller with a high forehead, jus like the Frankenstein monster, an long black curly hair such as you might see on a violin player. When I go up an set down, he grunt somethin at me an then another feller say, “Let the match begin,” an that was it.

Честный Иван оказался здоровенным русским парнем, с огромным лбом, похожий на Франкенштейна, но с длинными курчавыми черными волосами, словно у скрипача. Когда я сел за столик, он что-то пробурчал, а другой парень говорит: "Матч начался!"

Honest Ivan is got the white team an he get to make the first move, startin with somethin call The Ponziani Opening.

Честный Иван играл белыми, и поэтому первый ход был его. Он начал разыгрывать "начало Понциани".

I move nex, using The Reti Opening, an everthin is goin pretty smooth. Each of us make a couple of more moves, then Honest Ivan try somethin known as The Falkbeer Gambit, movin his knight aroun to see if he can take my rook.

Тогда я ответил "защитой Рети", и все пошло отлично. Мы сделали еще по паре ходов, и тут Честный Иван принялся разыгрывать гамбит Фолкбира, двинув своего коня, и метя в мою ладью.

But I seed that comin, an set up somethin called The Noah’s Ark Trap, an got his knight instead. Honest Ivan ain’t lookin none too happy but he seem to take it in stride an employed The Tarrasch Threat to menace my bishop.

Но я это предвидел, и начал строит "ловушку Ноего ковчега", и наоборот, съел его коня. Честный Иван явно огорчился, но тут же начал угрожать моему слону при помощи "нападения Тарраша".

I ain’t havin none of that, tho, an I thowed up The Queen’s Indian Defense an that force him to use The Schevenigen Variation, which lead me to utilize The Benoni Counter.

Но я применил "королевскую индийскую защиту", и ему пришлось прибегнуть к шевингенскому гамбиту, а я ответил "защитой Бенони".

Honest Ivan appear to be somewhat frustrated, an was twistin his fingers an bitin on his lower lip, an then he done tried a desperation move - The Fried Liver Attack - to which I applied Alekhine’s Defense an stopped his ass cold.

Честный Иван явно смутился, он начал кусать нижнюю губу и ломать пальцы. Потом он предпринял отчаянный ход - "нападение жареной печенки", а я ответил "защитой Алехина", и это его парализовало.

It look for a wile like it gonna be a stalemate, but Honest Ivan, he went an applied The Hoffman Maneuver an broke out! I look over at Mister Tribble, an he sort of smile at me, an he move his lips an mouth the word “Now,” an I knowed what he mean.

Какое-то время казалось, что ситуация патовая, но тут Честный Иван применяет прием Хоффмана, и вырывается! Я взглянул на мистер Триббл, а он мне улыбнулся, и одними губами шепчет: "Давай!" Я-то понял, что он имеет в виду.

You see, they was a couple of tricks Big Sam taught me in the jungle that was not in the book an now was the time to use them - namely, The Cookin Pot Variation of The Coconut Gambit, in which I use my queen as bait an sucker that bastid into riskin his knight to take her.

Понимаете, в джунглях Большой Сэм научил меня паре приемов, которых нет в книжках, и настало время их применить. А именно, разновидность "кокосового гамбита" под названием "котел", при котором я использую свою королеву как приманку и пытаюсь поймать его коня на крючок.

Unfortunately, it didn’t work. Honest Ivan must of seen that comin an he snapped up my queen an now my ass is in trouble! Nex I pull somethin called The Grass Hut Ploy, in which I stick my last rook out on a limb to fool him, but he wadn’t fooled. Took my rook an my other bishop too, an was ready to finish me off with The Petroff Check, when I pulled out all the stops an set up The Pygmie Threat.

Но увы! это не сработало! Честный Иван понял, что происходит, и остановил мою королеву. Теперь уже мне стало жарко! Тогда я попробовал прием "Хижина", попытался обмануть его моей последней ладьей, но его не проведешь - он съел мою последнюю ладью и второго слона, и уже готов был поставить мне шах Петрова, как я собрал все свои силы и сумел соорудить "пигмейскую угрозу".

Now the Pygmie Threat was one of Big Sam’s specialties, an he had taught it to me real good. It depends a lot on suprise an usin several other pieces as bait, but if a feller falls victim to The Pygmie Threat, he might as well hang up his jockstrap an go on home. I was hopin an prayin it woud work, cause if it didn’t, I ain’t got no more bright ideas an I’m just about done for already.

"Пигмейская угроза" была любимым приемом Большого Сэма, и я изучил ее в совершенстве. Тут все дело в том, чтобы правильно использовать в качестве приманки несколько фигур и потом неожиданно уничтожить противника. Если парень попадается на эту приманку - все, он может складывать манатки и сваливать. А мне оставалось только молиться, чтобы эта ловушка сработала, потому что больше светлых идей у меня не осталось, и со мной было бы кончено.

Well, Honest Ivan, he grunt a couple of times an pick up his knight to move it to square eight, which meant that he would be suckered in by The Pygmie Threat an in two more moves I would have him in check an he would be powerless to do anythin about it!

Ладно, Честный Иван похрюкал, и двигает своего коня на восьмой квадрат - а это значит, что мне удалось его обдурить, и тогда через пару ходов я поставлю ему шах и мат!

But Honest Ivan must of smelt somethin fishy, cause he moved that piece from square five to square eight an back again nine or ten times, never takin his han off it, which would have meant the move was final.

Но только он, видимо, что-то почуял, потому что передвинул коня с пятого квадрата на восьмой, а потом обратно, не отрывая руки, так что ход был не окончательный.

The crowd was so quiet you coulda heard a pin drop, an I am so nervous an excited I am bout to bust. I look over an Mister Tribble is rollin his eyes up in the air like he’s prayin an a feller what come with Honest Ivan is scowlin an lookin sour. Honest Ivan move the piece back to square eight two or three more times, but always he put it back on square five. Finally, it look like he gonna do somethin else, but then he lif up the piece one more time an have it hoverin above square eight an I be holdin my breath an the room is quiet as a tomb. Honest Ivan still be hoverin with the piece an my heart is beatin like a drum, an all of a sudden he look straight at me - an I don’t know what happened, I guess I was so excited an all - but suddenly I cut a humongus baked-bean fart that sound like somebody is rippin a bedsheet in haf!

Народ так притих, что если бы иголка упала, то и то было бы слышно. Я же занервничал, и взмолился. чтобы Честный Иван клюнул. Мистер Триббл поднял глаза к небу, словно молился, а парень, что пришел с Честным Иваном, нахмурился. Честный Иван два или три раза провел конем туда-сюда, не отпуская руки, и вид у него был такой, словно он собирался сделать что-то еще. Он поднял фигуру, и я затаил дыхание, а в зале стало тихо, как в могиле. Он так и не отпускал фигуру, а у меня бешено колотилось сердце, и тут он вдруг на меня посмотрел - и уже не знаю, как это получилось, наверно, я слишком разволновался, только я так смачно пернул, что можно было подумать, будто кто-то разорвал напополам простыню!

Honest Ivan get a look of suprise on his face, an then he suddenly drop his chess piece an thowed up his hans an say, “Uggh!” an start fannin the air an coughin an holdin his nose. Folks standin aroun us begun to move back an was mumblin an takin out they handkerchiefs an all, an I am so red in the face I look like a tomato.

Честный Иван так удивился, что выронил фигуру, и принялся махать руками, как вентилятором, кашлять и повторять: "Фу!". Те ребята, что стояли вокруг, попятились, что-то забормотали и вынули платки, а я покраснел, как рак.

But when it all settle down again, I look at the chessboard an damn if Honest Ivan ain’t lef his piece right on square eight. So I reached out an snap it up with my knight, an then I grapped two of his pawns an his queen an finally his king - checkmate! I done won the match an the five thousan dollars! The Pygmie Threat done come thru again.

Когда же все успокоилось, я посмотрел на доску - ба! а Честный Иван все-таки поставил фигуру на восьмой квадрат. Тут я беру ее своим конем, а потом беру две его пешки, и наконец, ставлю ему мат! Я победил, и десять тысяч долларов - мои! "Пигмейская угроза" снова сработала!

All the wile, Honest Ivan be makin loud gestures an protestin an all an him an the feller that come with him immediately file a formal complaint against me.

А тем временем Честный Иван начинает протестовать и вместе со своим парнем пишет на нас жалобу.

The guy in charge of the tournament be thumbin thru his rule book till he come to where it say, “No player shall knowingly engage in conduct that is distractive to another player while a game is in progress.”

Парень, который управлял турниром, справился в своей книге и зачитал оттуда такой кусок: "Игрок не имеет права сознательно производить действия, отвлекающие внимание партнера в ходе игры".

Mister Tribble step up an say, “Well, I don’t think you can prove that my man did what he did knowingly. It was a sort of involuntary thing.”

Но тут выходит мистер Триббл и говорит:
- Мне кажется, никому не удастся доказать, что мой подопечный совершил это действие СОЗНАТЕЛЬНО. Это действие непроизвольное.

Then the tournament director thumb thru his book some more, an come to where it say, “No player shall behave in a manner that is rude or offensive to his opponent.”

Тогда этот парень снова листает свою книгу и зачитывает другое место: "Игрок не имеет права вести себя оскорбительным образом или грубо по отношению к партнеру".

“Listen,” Mister Tribble say, “haven’t you ever had the need to break wind? Forrest didn’t mean anything by it. He’s been sitting there a long time.”

- Послушайте, - говорит мистер Триббл, - вам что, не приходилось пускать газы? Форрест не собирался никого оскорблять. Просто он долго сидел неподвижно на одном месте.

“I don’t know,” the tournament director say, “on the face of it, I think I’m going to have to disqualify him.”

- Не уверен, - говорит этот начальник, - только я думаю, мне придется его дисквалифицировать.

“Well can’t you give him another chance at least?”
Mister Tribble axed.

- Как, неужели вы не оставите ему ни единого шанса? - спрашивает мистер Триббл.

The tournament director scratched his chin for a minute. “Well, perhaps,” he say, “but he is gonna have to contain hissef because we cannot tolerate this sort of thing here, you know?”

Начальник поскреб подбородок и говорит:
- Ладно, так и быть, только ему придется сдерживаться, потому что мы больше не потерпим такого поведения, ясно?

An so it was beginnin to look like I might be allowed to finish the game, but all of a sudden they is a big commotion at one end of the room, an ladies are screaming an shrieking an all an then I look up an here come ole Sue, swingin towards me on a chandelier.

Так что дело начинало клониться в мою сторону, но тут на другом конце зала началась какая-то суета, женщины начали кричать, и вдруг, вижу, на люстре ко мне летит старина Сью!

Jus as the chandelier got overhead Sue let go an dropped right on top of the chessboard, scatterin all the pieces in a dozen directions. Honest Ivan fell over backwards across a chair an on the way down ripped haf the dress off a fat lady that looked like a advertisement for a jewelry store. She commenced to flailin an hollerin an smacked the tournament director in the nose an Sue was jumpin up an down an chatterin an everbody is in a panic, stompin an stumblin an shoutin to call the police.

Как только люстра долетела до конца траектории, Сью спрыгнул и угодил прямо на шахматную доску, а фигуры так и брызнули в разные стороны! Честный Иван  опрокинул  стул  и  за ним какую-то  толстую даму,  увешанную драгоценностями, как рождественская елка. Та начала вопить и визжать, и как даст по носу начальнику турнира! Сью прыгает себе вверх-вниз, вокруг же началась паника, все бегают, падают друг на друга, и зовут полицию.

Mister Tribble grapped me by the arm an say, “Let’s get out of here, Forrest - you have already seen enough of the police in this town.”

Мистер Триббл берет меня за руку и говорит?
- Форрест, пора отсюда сматываться - ты уже сегодня навидался полиции.

This I coud not deny.

И это было в самую точку.

Well, we get on back to the hotel, an Mister Tribble say we got to have another conference.

В общем, вернулись мы в отель, и мистер Триббл собрал новое совещание.

“Forrest,” he say, “I just do not believe this is going to work out anymore. You can play chess like a dream, but things have gotten too complicated otherwise. All that stuff that went on this afternoon was, well, to put it mildly, it was bizarre.”

- Форрест, - говорит он, - мне кажется, у нас ничего не получится. Ты фантастический игрок, но у тебя есть и не самые удобные черты характера. То, что произошло сегодня - это просто кошмар, если выразиться помягче.

I am noddin an ole Sue is lookin pretty sorrowful too.

Я кивнул, а Сью скорчил печальную рожу.

“So, I’ll tell you what I’m going to do. You’re a good boy, Forrest, and I can’t leave you stranded out here in California, so I am going to arrange for you and Sue to get back to Alabama or wherever it is you came from. I know you need a little grubstake to start your shrimp business, and your share of the winnings, after I deduct expenses, comes to a little under five thousand dollars.”

- Итак, вот что я собираюсь сделать. Ты хороший парень, Форрест, и мне не хотелось бы бросать тебя в Калифорнии, так что я организую ваш вместе со Сью отъезд в Алабаму, или куда захотите. Я знаю, что тебе нужно немного наличных, чтобы начать свой бизнес, и я подсчитал, что за вычетом расходов, твоя доля выигрыша составляет примерно пять тысяч долларов.

Mister Tribble hand me a envelope an when I look inside it, there is a bunch of hundrit dollar bills. “I wish you all the best in your venture,” he say. Mister Tribble phone for a taxicab an got us to the railroad station. He has also arranged for Sue to ride in the baggage car in a crate, and says I can go back there an visit with him an take him food an water when I want. They brung out the crate an Sue got on inside it an they took him off.

Мистер Триббл  вручил мне конверт, а в нем лежала целая пачка стодолларовых бумажек.
- Я желаю тебе успеха в твоих начинаниях. - говорит он.
Он вызвал такси, и нас отвезли на вокзал. Там он распорядился, чтобы Сью соорудили коробку в багажном отделении, и договорился, чтобы мне разрешили навещать его и носить ему еду и воду. Носильщики погрузили Сью в ящик и унесли.

“Well, good luck, Forrest,” Mister Tribble say, an he shake my han. “Here’s my card - so stay in touch and let me know how it’s going, okay?”

- Ну что же, Форрест, счастливо, - говорит мистер Триббл и пожимает мне руку. - Вот моя визитная карточка - если что, звони мне, держи меня в курсе своих дел, хорошо?

I took the card an shook his han again an was sorry to be leavin cause Mister Tribble was a very nice man, an I had let him down. I was settin in my seat on the train, lookin out the winder, an Mister Tribble was still standin on the platform. Jus as the train pulled out, he raised up his han at me an waved goodbye.

Я взял карточку, пожал ему руку, и расстался с ним - мне было очень жаль, что я подвел этого замечательного человека. Я сел на свое место, выглянул в окно, и увидел на перроне мистера Триббла. Когда поезд тронулся, он помахал мне рукой на прощание.

So off I went again, an for a long time that night my head was full of dreams - of going back home again, of my mama, of po ole Bubba an of the srimp bidness an, of course, of Jenny Curran too. More than anythin in the world, I wished I were not such a loony tune.

Вот так я уехал из Лос-Анжелеса. Всю ночь мне снились сны - как я приеду домой, и о маме, и о старине Баббе, и о креветках, и само собой, о Дженни Керран. Больше всего на свете мне хотелось, чтобы я не был так одинок.

24

24

Well, finally, i done come home again.

В общем, вернулся я домой.

The train got into the Mobile station bout three o’clock in the mornin an they took off ole Sue in his crate an lef us standin on the platform. Ain’t nobody else aroun cept some feller sweepin the floor an a guy snoozin on a bench in the depot, so Sue an me walked on downtown an finally foun a place to sleep in a abandoned buildin.

Поезд прибыл на вокзал Мобайла в три утра, выгрузили ящик со Сью, и мы остались вдвоем на перроне. Кругом никого, кроме парня, подметавшего перрон и другого парня, дремлющего в кассе. Мы пошли в центр и наконец, нашли себе местечко переночевать в заброшенном доме.

Nex mornin, I got Sue some bananas down by the wharf an found a little lunch counter where I bought a great big breakfast with grits an eggs an bacon an pancakes an all, an then I figgered I had to do somethin to get us squared away, so I begun to walk out to where the Little Sisters of the Poor home was located. On the way, we passed by where our ole house used to be, an it wadn’t nothin lef but a field of weeds an some burnt up wood. It was a very strange feelin, seein that, an so we kep on goin.

Утром я раздобыл на пристани бананов для Сью, а себе купил в какой-то забегаловке большущий завтрак с яйцами, ветчиной, блинами и прочим. Потом я решил, что пора нам как-то определяться, и пошел к сестринской богадельне. По дороге мы прошли мимо места, где когда-то стоял мой дом - теперь там все поросло травой, и валялись горелые балки. Это зрелище вызвало у меня какое-то странное чувство - только надо было двигаться.

When I got to the po house, I tole Sue to wait in the yard so as not to startle them sisters none, an I went in an axed about my mama.

Дошли мы до богадельни, и я говорю Сью, чтобы он посидел во дворе и не пугал сестер, а я пойду спрошу, где мне найти маму.

The head sister, she was real nice, an she say she don’t know where Mama is, cept she went off with the protestant, but that I might try axin aroun in the park cause mama use to go an set there in the afternoons with some other ladies. So I got Sue an we gone on over there.

Старшая сестра, приятная такая дамочка, ничего мне не могла сказать, кроме того, что мама сбежала с протестантом, и добавила, что я могу сходить в парк и поговорить с другими женщинами, потому что мама любила там сидеть и болтать. Я взял Сью и мы пошли в парк.

They was some ladies settin on the benches an I went up an tole one of them who I was, an she looked at ole Sue, an say, “I reckon I might of guess it.”

Там действительно сидели несколько женщин, я подошел к одной и представился. Она посмотрела на меня, потом на Сью, и сказала:
- Я и сама могла бы сообразить.

But then she say she has heard that Mama was workin as a pants presser in a dry cleanin store on the other side of town, an so me an Sue went over there an sho enough, there is po ole Mama, sweatin over a pair of pants in the laundry.

Потом она сказала, что слышала, что мама работает в гладильне при химчистке на другом конце города, и мы с Сью отправились туда - и точно, нашли там маму, как раз гладившую пару брюк!

When she seen me, Mama drop everthin an thowed hersef into my arms. She is cryin an twistin her hans an snifflin just like I remembered. Good ole Mama.

Как только она меня увидела, тут же бросилась в мои объятия - она плакала, заламывала руки и стенала, именно так, как это было в прошлом. Добрая старая мамочка!

“Oh, Forrest,” she say. “You have come home at last. There wadn’t a day gone by I didn’t think bout you, an I done cried mysef to sleep ever night since you been gone.” That didn’t suprise me none tho, an I axed her bout the protestant.

- Ох, Форрест, - сказала она, - наконец-то ты приехал! Не проходило и дня, когда бы я не думала о тебе, и каждую ночь я засыпала в слезах, потому что тебя не было со мной! - И это тоже было мне знакомо, так что я спросил ее о протестанте.

“That low-down polecat,” Mama say. “I should of knowed better than to run off with a protestant. Wadn’t a month went by before he chucked me for a sixteen-year-ole girl - an him bein nearly sixty. Let me tell you, Forrest, protestants ain’t got no morals.”

- А, этот паршивый козел! - говорит мама. - И надо было мне сбегать с  протестантом! Не  прошло и месяца,  как он  сбежал  от  меня с шестнадцатилетней девчонкой - а ведь ему было почти шестьдесят! Должна тебе заметить, Форрест, у этих протестантов довольно слабая мораль.

Just then a loud voice come from inside the dry cleanin stow, say, “Gladys, have you done lef the steam press on somebody’s pants?”

И тут из глубины химчистки послышался голос:
- Глэдис, почему вы оставили утюг на брюках?!

“Oh my God!” Mama shout, an run back inside. All of a sudden a big column of black smoke blowed out thru the winder an people inside is bawlin an hollerin an cussin an nex thing I knowed, Mama is bein hauled out of the stow by a big old ugly bald-headed guy that is shoutin an manhandlin her.

- Боже! - воскликнула мама и побежала назад. Вдруг из окна химчистки повалил густой черный дым, а люди внутри закричали и начали ругаться. И тут какой-то здоровенный лысый парень выволакивает изнутри мою маму и орет на нее, и хлещет по щекам.

“Git out! Git out!” he holler. “This is the last straw! You done burnt up your last pair of pants!”

- Убирайся! Убирайся! - орет он. - Это была последняя капля! Это были последние брюки, которые ты сожгла!

Mama be cryin an weepin an I stepped up to the feller an say, “I think you better be takin your hans off my mama.”

Мама зарыдала, а я подошел к ним и сказал этому парню:
- Мне кажется, тебе лучше отпустить мою мамочку!

“Who the hell is you?” he axed.

- А это кто еще, черт побери?! - спрашивает он.

“Forrest Gump,” I says back, an he say, “Well you git your ass outta here too, an take your mama with you, cause she don’t work here no more!”

- Я - Форрест Гамп, - говорю я, а он говорит:
- Так проваливай отсюда, и забирай с собой свою мамочку, она уволена!

“You best not be talkin that way aroun my mama,” I says, an he say back, “Yeah? What you gonna do about it?”

- Лучше бы тебе не говорить в таком тоне о моей мамочке, - говорю я.
- Что?! - говорит он. - А то что ты мне сделаешь?

So I showed him.

И я ему показал, что я сделаю.

First, I grapped him an picked him up in the air. Then I carried him into where they was washin all these clothes in a big ole oversize laundry machine they use for quilts and rugs, an I open the top an stuff him in an close the lid shut an turned the dial to “Spin.” Last I seen of him, his ass were headed for the “Rinse” cycle.

Прежде всего, я его поднял в воздух, а потом отнес его в чистку, где стояла огромная стиральная машина для ковров, открыл крышку и засунул его туда. Потом закрыл крышку, и нажал кнопку "пуск". Оглянувшись, я увидел, что эта гнида уже подошла к стадии полоскания.

Mama is bawlin an dawbin at her eyes with a handkerchief an say, “Oh, Forrest, now I done lost my job!”

Мама всхлипывала и промокала глаза платочком:
- Форрест, теперь я потеряла последнюю работу!

“Don’t worry none, Mama,” I tole her, “everthin gonna be okay, cause I have got a plan.”

- Не волнуйся, мама, - сказал я ей, - все будет в порядке, потому что у меня есть план.

“How you gonna have a plan, Forrest?” she say. “You is a idiot. How is a po idiot gonna have a plan?”

- Откуда у тебя может быть план? - говорит она. - Ты же идиот! Откуда у идиота может быть план?

“Jus wait an see,” I says. Anyhow, I am glad to have got off on the right foot my first day home.

- Подожди, и увидишь, - отвечаю я. В общем, я был рад, что дома у меня с первой попытки все прошло удачно.

We got outta there, an started walkin towards the roomin house where Mama stayin. I had done introduced her to Sue an she say she was pleased that at least I have got some kinda friend - even if he is a ape.

От химчистки мы направились прямо в общежитие, где жила мама. Я познакомил ее со Сью, и она сказала, что рада, что у меня наконец-то завелись хоть какие-то друзья - пусть даже обезьяна.

Anyhow, Mama an me ate supper at the roomin house an she got Sue a orange from the kitchen, an afterwards, me an Sue went down to the bus station an got the bus to Bayou La Batre, where Bubba’s folks lived. Sure as rain, last thing I saw of Mama she was standin on the porch of the roomin house wipin her eyes an sobbin as we lef. But I had give her haf the five thousan dollars to sort of tide her over an pay her rent an all till I could get mysef established, so I didn’t feel so bad.

Ладно, пообедали мы у мамы в комнате, а Сью она принесла апельсинов. Потом мы с ним пошли на автовокзал и сели на автобус к Заливу Ле Батр, где жили родственники Баббы. Ну и само собой, мама вышла провожать нас на крыльцо общежития, всхлипывая и утирая глаза рукой. Зато я оставил ей половины из пяти тысяч долларов, чтобы она смогла немного продержаться, пока я обоснуюсь на месте, так что я не слишком волновался.

Anyhow, when the bus get to Bayou La Batre we didn’t have no trouble findin Bubba’s place. It’s about eight o’clock at night an I knocked on the door an after a wile an ole feller appears an axed what I want. I tole him who I was an that I knowed Bubba from playin football an from the Army, an he got kinda nervous but he invited me inside. I had tole ole Sue to stay out in the yard an kinda keep outta sight since they probly hasn’t seen nothin look like him down here.

Ладно, доезжаем мы до Залива Ле Батр и я легко разыскал дом, где жил Бабба. Когда я постучал в дверь, было уже восемь вечера. Какой-то старик открывает дверь и спрашивает, что мне нужно? Я сказал ему, кто я. и что мы с Баббой играли вместе в футбол и потом вместе воевали. Тут он как-то занервничал, но пригласил нас войти. Сью я сказал остаться снаружи не показываться на глаза, потому что народ тут явно не видел ничего подобного.

Anyhow, it was Bubba’s daddy, an he got me a glass of iced tea an started axin me a lot of questions. Wanted to know bout Bubba, bout how he got kilt an all, an I tole him the best I could.

В общем, оказалось, что этот папа Баббы, он угостил меня стаканом чая и начал расспрашивать. Его интересовало все о Баббе, как его убило и так далее, и я ему рассказал, насколько умел.

Finally, he say, “There’s somethin I been wonderin all these years, Forrest - what do you think Bubba died for?”

Наконец, он говорит:
- Вот о чем я думал все эти годы, Форрест - отчего умер Бабба?

“Cause he got shot,” I says, but he say, “No, that ain’t what I mean. What I mean is, why? Why was we over there?”

- Ну, его застрелили, - говорю я.
- Нет, я не это имею в виду, - говорит он, - я что хочу понять? Почему мы там оказались?

I thought for a minute, an say, “Well, we was tryin to do the right thing, I guess. We was jus doin what we was tole.”

Я подумал немного, а потом говорю:
- Мне кажется, мы воевали за правое дело. Мы исполняли приказ.

An he say, “Well, do you think it was worth it? What we did? All them boys gettin kilt that way?”

- Ладно, - говорит он, - но как ты думаешь, стоило нам туда лезть? Зачем? Почему погибло столько парней?

An I says, “Look, I am jus a idiot, see. But if you want my real opinion, I think it was a bunch of shit.”

- Знаете, я - простой идиот, - говорю я. - Но если хотите знать, то мне кажется, что это все полное дерьмо!

Bubba’s daddy nod his head. “That’s what I figgered,” he say.

Баббин папа закивал головой?
- Вот и я так думаю.

Anyhow, I tole him why I had come there. Tole him bout me an Bubba’s plan to open up a little srimp bidness, an how I had met the ole gook when I was in the hospital an he showed me how to grow srimp, an he was gettin real interested an axin a lot of questions, when all of a sudden they is a tremendous squawkin set up out in the yard.

Ладно, объяснил я ему, зачем приехал. Рассказал, как мы с Баббой хотели начать ловить креветок, а потом, когда я лежал в госпитале, я познакомился с этим косоглазым и он научил меня выращивать креветок. Он заинтересовался и задал мне кучу вопросов. И тут со двора послышался пронзительный вопль.

“Somethin’s after my chickens!” Bubba’s daddy shout, an he went an got a gun from behin the door an go out on the porch.

- Кто-то хочет украсть моих кур! - закричал Баббин папа, хватает со стены ружье и бросается на двор.

“They is somethin I got to tell you,” I says, an I tole him bout Sue bein there, cept we don’t see hide nor hair of him.

- Мне нужно вам кое-что сказать, - говорю я, и объясняю ему насчет Сью, только того нигде не видно.

Bubba’s daddy go back in the house an get a flashlight an shine it aroun in the yard. He shine it under a big tree an down at the bottom is a goat - big ole billy goat, standin there pawin the groun. He shine it up in the tree an there is po Sue, settin on a limb, scared haf to death.

Баббин папа возвращается в дом, приносит фонарик, и начинает всюду светить. Под большим деревом в центре двора оказался большой черный козел, он фыркал и рыл землю копытцами. А на одной из веток сидел перепуганный до смерти Сью.

“That goat’ll do it ever time,” say Bubba’s daddy. “Git on away from there!” he shout, an he thow a stick at the goat. After the goat was gone, Sue come down from the tree an we let him inside the house.

- Этот козел всегда так, - говорит Баббин папа. - А ну, проваливай! - кричит он козлу, и бросает в него палку. Козел ушел, и тогда Сью спустился с дерева, и мы впустили его в дом.

“What is that thing?” Bubba’s daddy axed.

- Это что за зверь? - спрашивает Баббин папа.

“He is a orangutang,” I says.

- Это орангутанг, - говорю я.

“Looks kinda like a gorilla, don’t he?”

- А ведь похож на гориллу?

“A little bit,” I says, “but he ain’t.”

- Немного, - говорю я, - только он не горилла.

Anyway, Bubba’s daddy say we can sleep there that night, an in the mornin, he will go aroun with us an see if we can find some place to start the srimp bidness. They was a nice breeze blowin off the bayou an you coud hear frawgs an crickets an even the soun of a fish jumpin ever once in a wile. It was a nice, peaceful place, an I made up my mind then an there that I was not gonna get into no trouble here.

Ладно, Баббин папа разрешил нам выспаться в доме, а утром мы пойдем присмотрим местечко для выращивания креветок. Ночью с залива дул теплый ветер, принося кваканье лягушек и стрекотание сверчков, а временами плеск рыбы. В общем, это было такое чудесное место, что я решил, что здесь-то мне будет хорошо.

Nex mornin brite an early we get up an Bubba’s daddy done fixed a big breakfast with homemade sausage an fresh yard eggs an biscuits an molasses, an then he take me an Sue in a little boat an pole us down the Bayou. It is calm an they is a bit of mist on the water. Ever once in a wile a big ole bird would take off outta the marsh.

Утром Баббин папа соорудил завтрак из домашней колбасы и свежих яиц, а потом мы сели в маленькую лодку и поплыли по заливу. Вода была гладкая, над ней клубился туман, и только однажды откуда-то из болота вылетела большая птица.

“Now,” say Bubba’s daddy, “here is where the salt tide comes in,” an he point to a slew that runs up in the marsh. “There’s some pretty big ponds up in there, an if I was gonna do what you plannin to do, that’s where I’d do it.”

- Ну вот, - говорит Баббин папа, - вот туда заходит морская вода во время прилива, - и показывает на рукав, уходящий в болота. - Там много больших прудов, и если бы я решил заняться тем, чем ты хочешь, лучшего места не найти.

He pole us up into the slew. “Now you see there,” he say, “that is a little piece of high groun an you can jus see the roof of a little shack in there.

Мы поплыли по рукаву.
- Смотри, - показывает он, - вот холмик, а на нем - видишь? – крыша виднеется. Там стоит хижина.

“It used to be lived in by ole Tom LeFarge, but he been dead four or five years now. Ain’t nobody own it. You wanted, you could fix it up a little an stay there. Last time I looked, he had a couple of ole rowboats pulled up on the bank. Probly ain’t worth a damn, but you caulk em up, they’d probly float.”

Раньше в ней жил старый Том Лафарж, да он уже лет пять как помер. Хижина теперь ничья. Немного отремонтируй ее, и можешь жить. Мне кажется, в последний раз там на берегу было две старых лодки - они ничего не стоят, но если немного починить, еще поплавают.

He pole us in further, an say, “Ole Tom used to have some duckboards runnin thru the marsh down to the ponds. Used to fish an shoot ducks in there. You could probly fix em up. It’d be a way of gettin aroun in there.”

Мы проплыли еще немного.
- У старого Тома были тропинки через болото к прудам. Если их немного поправить, то можно их использовать.

Well, let me tell you, it looked ideal. Bubba’s daddy say they get seed srimp up in them slews an bayous all the time, an it wouldn’t be no trouble to net a bunch of em to start off the bidness with. Another thing he say is that in his experience, a srimp will eat cottonseed meal, which is good on account of it is cheap.

В общем, скажу я вам, просто идеальное место. Баббин папа сказал, что в рукавах и заливе полно мальков креветок, так что можно прямо сейчас отловить целую стаю и начать выращивать. И еще он сказал, что по его мнению, креветкам особенно по вкусу хлопчатник, а он очень дешев.

The main thing we got to do is block off them ponds with mesh nets an get the little cabin fixed up to live in an get some supplies like peanut butter an jelly an bread an all that kind of shit. Then we be ready to start growin our srimp.

Так что главное дело было - перегородить пруды сетью и устроить себе жилище, запастись провизией. После этого можно выращивать креветок.

So we got started that very day. Bubba’s daddy took me back to the house an we gone into town an begun buyin supplies. He say we can use his boat till we get ours fixed up, an that night me an Sue stayed in the little fishin shack for the first time. It rained some an the roof leaked like crazy, but I didn’t mind. Nex mornin I jus went out an fixed it up.

В тот же день мы приступили к делу. Баббин папа отвез меня в город, и мы накупили там всего, что можно. Он разрешил нам пользоваться его лодкой, пока мы не починим свою, и ночью мы со Сью впервые переночевали в рыбацкой хижине. Прошел дождь, и с крыши текло, но я не расстраивался, а утром встал и починил ее.

It took almost a month to get things goin - makin the shack nice an fixin up the rowboats an the duckboards in the marsh an layin the mesh nets aroun one of them ponds. Finally the day come when we is ready to put in some srimp. I have bought a srimp net an me an Sue went on out in the rowboat an dragged it aroun for most of the day. By that night, we had probly fifty pounds of srimp in the bait well an we rowed up an dumped em into the pond. They be crackin an swimmin aroun an dancin on top of the water. My, my, it was a lovely site.

В общем, подготовка заняла почти месяц - пришлось отремонтировать хижину, лодки, укрепить тропинки через болото, и окружить пруды сетками. Наконец, настал день, когда можно было запускать в пруды мальков. Я купил мелкую сеть, и мы со Сью выехали в залив. К вечеру мы наловили примерно двадцать кило креветок, и выпустили их в пруд. Они принялись носиться и прыгать на поверхности воды. Да, хорошее получилось местечко!

Nex mornin we got us five hundrit pounds of cottonseed meal an thowed a hundrit pounds of it in the pond for the srimp to eat an the nex afternoon we set about nettin-in another pond. We done that all summer an all fall an all winter an all spring an by that time we has got four ponds operatin an everthin is lookin rosy. At night I would set out on the porch of the shack an play my harmonica an on Saturday night I would go into town an buy a six-pack of beer an me an Sue would get drunk. I finally feel like I belong someplace, an am doin a honest day’s work, an I figger that when we get the first srimp harvested an sold, maybe then it will be all right to try to find Jenny again, an see if she is still mad at me.

Наутро мы привезли два центнера хлопчатника, и тридцать кило спустили креветкам на прокорм. На следующий день у нас был готов второй пруд.
И так мы трудились все лето, очень. зиму и весну, и в результате получили четыре работающих пруда. Все шло окей. Вечерами я выходил на крыльцо хижины и играл на гармонике, а субботними вечерами выбирался в город и покупал полдюжины пива и мы со Сью напивались. Наконец-то у меня появилось чувство, что я занимаюсь честным трудом и у меня есть свое место в жизни, и я решил, что когда мы продадим первый урожай креветок, то смогу разыскать Дженни, может, она еще не разлюбила меня?

25

25

It was a very nice day in June when we figgered it was time to start our first srimp harvest. Me an Sue got up with the sun an went down to the pond an dragged a net acrost it till it got stuck on somethin. Sue tried to pull it loose first, then I tried, then we tried together till we finally figgered out the net wadn’t stuck - it was jus so full of srimp we couldn’t move it!

И вот настал день снятия первого урожая. Это было в июне. Мы с Сью встали на рассвете и отправились на пруд, закинули сеть и потянули. Но не вытянули - она за что-то зацепилась. Сначала Сью попытался освободить сеть, потом я, но не получилось - и только тут мы сообразили, что сеть не зацепилась, просто в нее набилось столько креветок, что мы не могли сдвинуть ее с места!

By that evenin we had pulled in about three hundrit pouns of srimp, an we spent the night sortin em out in various sizes. Nex mornin we put the srimp in baskets an took em down to our little rowboat. They weighed so much we damn near tumped over on the way up to Bayou La Batre.

К вечеру мы выловили около центнера креветок и всю ночь сортировали их по размерам. Наутро мы разложили креветок в корзины и повезли на лодке к другому берегу. Корзины были такие тяжелые, что мы по дороге чуть не потонули.

They was a seafood packin house there an Sue an me hauled the srimp from the dock to the weighin room. After everthin is toted up, we got ourselfs a check for eight hundrit, sixty-five dollars! It is about the first honest money I ever made since I played harmonica for The Cracked Eggs.

На рыбном заводе мы выгрузили корзины и отнесли в весовую. К вечеру мы получили чек на 865 долларов! кажется, это были первые честные деньги, которые я заработал с того времени, как играл на гармонике в "Треснувших яйцах".

Ever day for nearly two weeks Sue an me harvested srimp an brought em in to the packin house. When it was finally over, we had made a total of nine thousand, seven hundrit dollars an twenty-six cents. The srimp bidness was a success!

Две недели мы занимались только тем, что свозили наш урожай на фабрику. В итоге, мы получили 9700 долларов и 26 центов. Это была победа!

Well, let me tell you - it were a happy occasion. We took up a bushel basket of srimp to Bubba’s daddy an he was real happy an say he is proud of us an that he wished Bubba were there too. Then me an Sue caught the bus up to Mobile to celebrate. First thing I done was gone to see my mama at the roomin house, an when I tole her about the money an all, sure enough, she be cloudin up again. “Oh, Forrest,” she say, “I am so proud of you - doin so good an all for bein retarded.”

Да, должен вам сказать, был повод отметить. Мы набрали полную корзину креветок и отвезли их Баббиному папе. Он очень за нас порадовался, и сказал, что он хотел бы, чтобы Бабба тоже это увидел. Потом мы с Сью сели на автобус и поехали в Мобайл праздновать победу. Первым делом я заехал к маме в общежитие и рассказал ей, сколько мы заработали денег, и она, само собой, снова заплакала.
- Ах, Форрест, - сказала она, - я так тобой горжусь - хотя ты и неполноценный, но так преуспеваешь!

Anyhow, I tole Mama about my plan, which was that nex year we was gonna have three times as many srimp ponds, an that we needed somebody to watch over the money an look after our expenses an all, an I axed if she would do that.

Ладно, рассказал я маме о своем плане, а он заключался в том, что в следующем году мы собираемся втрое увеличить количество прудов, и нам нужен человек, который бы занимался деньгами и расходами, и я спросил, не займется ли этим она?

“You mean I gotta move all the way down to Bayou La Batre?” Mama say. “Ain’t nothin goin on down there. What am I gonna do with mysef?”

- То есть, ты хочешь, чтобы я переехала в Залив? - говорит мама. - Но там же нечего делать. Чем я буду заниматься?

“Count money,” I says.

- Считать деньги, - говорю я.

After that, me an Sue went downtown an got ourselfs a big meal. I gone down to the docks an bought Sue a big bunch of bananas, an then went an got mysef the biggest steak dinner I could find, with mashed potatoes an green peas an everthin. Then I decided to go drink me a beer someplace an jus as I am walkin by this dark ole saloon near the waterfront, I hear all this loud cussin an shoutin an even after all these years, I knowed that voice. I stuck my head in the door, an sure enough, it were ole Curtis from the University!

А потом мы отправились с Сью в центр и устроили себе праздничный ужин. Я пошел в доки и купил Сью целую сетку бананов, а себе заказал самый большой стейк, какой только удалось найти. С картошкой и зеленым горошком. Потом я решил, что неплохо было бы выпить пива, и вот проходя мимо какого-то грязного салуна у пристани, услышал, как кто-то так громко и смачно ругается, что даже через столько лет я не мог не узнать этот голос. Я просунул голову в дверь и точно! Это был старина Кертис из университетской команды!

Curtis were very happy to see me, callin me a asshole an a cocksucker an a motherfucker an everthin else nice he could think of. As it turns out, Curtis had gone on to play pro football with the Washington Redskins after he lef the University, an then he done got put on waivers after bitin the team owner’s wife on the ass at a party. He played for a couple of other teams for a few years, but after that he got hissef a job on the docks as a longshoreman which, he say, was suitable for the amount of education he got at the University.

Кертис был рад мне, он назвал меня жопой, дерьмом, козлом и так далее, что ему обычно приходило в голову. Оказалось, что после университета он играл в профессиональной команде, "Вашингтонских краснокожих", но после того, как на какой-то вечеринке он укусил за задницу жену главного тренера, его выгнали. Потом он еще несколько лет играл в разных командах, но в конце концов нашел себе работу в доках, как раз соответствующую тем знаниям, которые он вынес из университета.

Anyway, Curtis bought me a couple of beers an we talked about ole times. The Snake, he say, had played quarterback for the Green Bay Packers till he got caught drinkin a entire quart of Polish vodka durin halftime in the Minnesota Vikings game. Then Snake went an played for the New Yawk Giants till he called a Statue-of-Liberty play in the third quarter of the Rams game. The Giants’ coach say ain’t nobody used a Statue-of-Liberty play in pro ball since nineteen hundrit thirty-one, an that Snake ain’t got no bidness callin one now. But actually, Curtis say, it wadn’t no Statue-of-Liberty play at all. The truth, accordin to Curtis, was that Snake was so spaced out on dope that when he faded back for a pass he done completely forgot to thow the ball, an the lef end jus happen to see what is goin on, an run aroun behin him an take the ball away. Anyhow, Curtis say the Snake is now assistant coach for a tinymight team someplace in Georgia.

Ладно, Кертис угостил меня пивом, и мы стали вспоминать прежние времена. Он сказал, что Снейк играл за "Грин Бэй Пакерз", пока не вылакал в перерыве между периодами в матче с "Миннесотскими викингами" литр польской водки. Потом он играл за "Нью-Йорк Джайантс", пока не применил прием "Статуя Свободы" в третьем периоде игры с "Рэмз". Тренер сказал ему. что этот прием в профессиональном футболе не применялся с 1931 года, и что Снейку нечего было высовываться с ним. Но в действительности, сказал Кертис, это вовсе не был не прием "Статуя Свободы", а просто Снейк так обкурился, что когда отошел назад для паса, забыл, что нужно бросить мяч, и левый крайний отнял у него мяч, когда увидел, что происходит. В общем, теперь Снейк работает помощником тренера малышовой команды где-то в Джорджии.

After a couple of beers, I got a idea, an tole Curtis about it.

Когда мы пропустили по паре пива, у меня появилась идея, и я сказал Кертису:

“How’d you like to come work for me?” I axed.

- Хочешь работать у меня?

Curtis be cussin an hollerin but after a minute or two I figger out he is tryin to axe me what I want him to do, so I tole him about the srimp bidness an that we was gonna expand our operation. He cuss an holler some more, but the gist of what he is sayin is “yes.”

Он опять начал ругаться и кричать, и только через пару минут я понял, что он интересуется, что нужно делать. Я рассказал ему о своем креветочном бизнесе, и что мы собираемся расширяться. Он стал ругаться еще громче, но теперь я уловил, что смысл его выражений заключается в слове "да".

So all thru that summer an fall an the next spring we be workin hard, me an Sue an Mama an Curtis - an I even had a job for Bubba’s daddy. That year we made nearly thirty thousan dollars an are gettin bigger all the time. Things couldn’t of been goin better - Mama ain’t bawlin hardly at all, an one day we even seen Curtis smile once - altho he stopped an started cussin again soon as he saw us watchin. For me, tho, it ain’t quite as happy as it might be, cause I am thinkin a lot about Jenny an what has become of her.

Так мы проработали все лето, осень, зиму и весну - я, Сью, мама и Кертис, и даже Баббиному папе работа нашлась. В тот год мы сделали тридцать тысяч долларов, и дело продолжало расти. Вообще все стало устраиваться - мама уже столько не плакала, а однажды я даже увидел, как улыбается Кертис - только он, как заметил, что мы смотрим, тут же прекратил улыбаться и снова начал ругаться. Хотя я сам был не настолько счастлив, потому что все время думал о Дженни, и что там с ней стряслось.

One day, I jus decided to do somethin bout it. It was a Sunday, an I got dressed up an caught the bus up to Mobile an went over to Jenny’s mama’s house. She was settin inside, watchin tv, when I knocked on the door.

И вот я решил наконец это выяснить. В одно воскресенье, я оделся получше и отправился к Дженни домой, в Мобайл. Ее мама оказалась дома, когда я пришел, она смотрела телевизор.

When I tole her who I was, she say, “Forrest Gump! I jus can’t believe it. C’mon in!”

Я назвался, и она воскликнула:
- Форрест Гамп! Просто не верится! Заходи же скорей!

Well, we set there a wile an she axed bout Mama an what I’d been doin an everthin, an finally I axed about Jenny.

Ну. мы посидели и поговорили, и она расспрашивала меня о маме, и чем я занимаюсь и все такое прочее, и наконец, я спросил ее о Дженни.

“Oh, I really don’t hear from her much these days,” Mrs. Curran say. “I think they livin someplace in North Carolina.”

- Ну, я довольно редко получаю от нее весточки, - говорит миссис Керран, - мне кажется, что она живет где-то в Северной Каролине.

“She got a roomate or somethin?” I axed.

- С бойфрендом или одна? - спрашиваю я.

“Oh, didn’t you know, Forrest?” she say. “Jenny got married.”

- Ох, Форрест, разве ты не знаешь? - говорит она. - Ведь Дженни вышла замуж!

“Married?” I say.

- Замуж? - говорю я.

“It was a couple of years ago. She’d been livin in Indiana. Then she went to Washington an nex thing I knew, I got a postcard sayin she was married, an they was movin to North Carolina or someplace. You want me to tell her anythin if I hear from her?”

- Пару лет назад. Она тогда жила в Индиане. Потом она поехала в Вашингтон, и прислала мне открытку, что вышла замуж, и переезжает в Северную Каролину. Если хочешь, я передам ей что-нибудь, если она будет мне звонить?

“No’m,” I says, “not really. Maybe jus tell her I wish her good luck an all.”

- Да нет, - говорю я, - не надо. Просто скажите ей, что я желаю ей счастья.

“I sure will,” Mrs. Curran say, “an I’m so glad you came by.”

- Обязательно передам, - говорит миссис Керран. - Я рада, что ты зашел.

I dunno, I reckon I ought to of been ready for that news, but I wadn’t.

Мне казалось, что я смогу спокойно принять эту новость, но оказалось, что нет.

I could feel my heart poundin, an my hans got cold an damp an all I coud think of was goin someplace an curlin up into a ball the way I had that time after Bubba got kilt, an so that’s what I did. I foun some shrubs in back of somebody’s yard an I crawled under there an jus got mysef into a ball. I think I even commenced to suck my thumb, which I ain’t done in a long wile since my mama always said it was a sure sign that somebody’s a idiot, unless they are a baby. Anyhow, I don’t know how long I stayed there. It was most of a day an a haf I guess.

Сердце у меня заколотилось, и руки вспотели. Почему-то захотелось забиться куда-нибудь и свернуться клубком, как в тот раз, когда убили Баббу. И так я и сделал. Добрел до ближайших кустов и там залег. Мне кажется, что я даже начал сосать палец, что я не делал очень давно, потому что мама всегда говорила, что так поступают только младенцы и идиоты. в общем, не знаю, сколько я там пролежал. Наверно, почти весь день.

I didn’t feel no blame for Jenny, she done what she had to. After all, I am a idiot, an wile a lot of people say they is married to idiots, they couldn’t never imagine what would be in store if they ever married a real one. Mostly, I guess, I am jus feelin sorry for mysef, because somehow I had actually got to where I believed that Jenny an me would be together someday. An so when I learnt from her mama that she is married, it was like a part of me has died an will never be again, for gettin married is not like runnin away. Gettin married is a very serious deal. Sometime durin the night I cried, but it did not hep much.

Дженни я не винил - она поступила так, как давно следовало. В конце концов, я ведь всего лишь идиот, и хотя многие женщины говорят, что замужем за идиотами, они и представить себе не могут, что было бы, если бы их мужья были НАСТОЯЩИМИ идиотами. Главное, мне было жаль себя самого. потому что я почему-то вправду верил, что когда-нибудь мы с Дженни поженимся. А когда я узнал, что она уже вышла замуж, у меня было такое чувство, словно что-то во мне умерло, и никогда не оживет, потому что выйти замуж - это ведь не просто удрать. Замуж - дело серьезное. Я проплакал всю ночь, но это не помогло.

It was later that afternoon when I crawled out of the shrubs an gone on back to Bayou La Batre. I didn’t tell nobody what had happened, cause I figgered it wouldn’t of done no good. They was some work I needed to do aroun the ponds, mendin nets an such, an I went on out by mysef an done it. By the time I get finished it is dark, an I done made a decision - I am gonna thow mysef into the srimp bidness an work my ass off. It is all I can do.

Потом я выбрался из кустов и поехал в Залив. Я никому не сказал, что случилось, потому что решил, что лучше не станет. У меня было много работы - пруды, починка сетей, и я принялся за нее. Когда я кончил, снова было темно, и я решил - с этого момента я буду думать только о своих креветках. Больше мне ничего не оставалось.

An so I did.

И так я и сделал.

That year we made seventy-five thousan dollars before expenses an the bidness is gettin so big I got to hire more people to hep me run it. One person I get is ole Snake, the quarterback from the University. He is not too happy with his present job with the tinymight football team an so I put him to work with Curtis in charge of dredgin an spillway duties. Then I find out that Coach Fellers from the highschool is done retired an so I give him a job, along with his two goons who has also retired, workin on boats an docks.

В тот второй год мы сделали семьдесят пять тысяч долларов, и дело все расширялось, так что пришлось нанять еще людей. В том числе Снейка, защитника из университетской команды. Ему осточертела работа в малышовой команде, и я поставил его с Кертисом на расчистку каналов. Потом я узнал, что тренер Феллерс из моей школы вышел на пенсию, и я и ему нашел работу в доках, и его двум амбалам, которые тоже вышли на пенсию.

Pretty soon the newspapers get wind of what is goin on an send a reporter down to interview me for a sort of “local boy makes good” story. It appears the nex Sunday, with a photo of me an Mama an Sue, an the headline say, “Certifiable Idiot Finds Future in Novel Marine Experiment.”

Скоро о расцвете нашего бизнеса пронюхали газеты и прислали репортера, чтобы он взял у меня интервью для колонки "местный парень преуспел". Оно вышло в воскресном номере, с фото, на котором были я, мама и Сью. Заголовок был такой: "Клинический идиот добился успеха в морском эксперименте".

Anyhow, not too long after that, Mama say to me that we need to get somebody to hep her with the bookkeepin part of the bidness an give some kind of advice on financial things on account of we is makin so much money. I done thought bout it a wile, an then I decided to get in touch with Mister Tribble, cause he had made a bunch of money in bidness before he retired. He was delighted I had called, he say, an will be on the nex plane down.

Потом мама сказала мне, что ей нужна помощь в бухгалтерии, так как мы зарабатываем слишком много денег, и нужен советник по финансовым вопросам. Я подумал немного, а потом позвонил мистеру Трибблу, потому что он перед уходом на пенсию сколотил приличный капитал в бизнесе. Он был рад, что я позвонил, и сказал, что прилетит ближайшим рейсом.

A week after he gets here, Mister Tribble say we got to set down an talk.

И вот через неделю он прибыл, и сказал, что нам нужно посовещаться.

“Forrest,” he say, “what you have done here is nothing short of remarkable, but you are at a point where you need to begin some serious financial planning.”

- Форрест. - сказал он, - то, что ты сделал - это просто потрясающе, но тебе пора серьезно подумать о финансовом планировании.

I axed him what bout, an he say this: “Investments! Diversification! Look, as I see it, this next fiscal year you are going to have profits at about a hundred and ninety thousand dollars. The following year it will bear near a quarter of a million. With such profits you must reinvest them or the IRS will tax you into oblivion. Reinvestment is the very heart of American business!”

Я спросил его, что это такое, а он отвечает.
- Инвестиции! Диверсификация! Насколько я могу судить, в будущем году ты сделаешь около 190 тысяч долларов. Еще через год - почти четверть миллиона. Такую прибыль ты просто обязан реинвестировать, иначе налоговая инспекция пустит тебя по миру. Реинвестирование - вот суть американского бизнеса!

An so that’s what we did.

И так мы и поступили.

Mister Tribble took charge of all that, an we formed a couple of corporations. One was “Gump’s Shellfish Company.” Another was called “Sue’s Stuffed Crabs, Inc.,” an another was “Mama’s Crawfish Йtouffйe, Ltd.”

Мистер Триббл лично взялся аз дело, и скоро мы сформировали несколько дочерних корпораций. Первой была "Компания "Раки Гампа"", вторая - "Концерн "Фаршированные крабы Сью"", третья - "АО "Мамины рачки"".

Well, the quarter of a million become haf a million an the year followin that, a million, an so on, till after four more years we done become a five million dollar a year bidness. We got nearly three hundred employees now, includin The Turd an The Vegetable, whose rasslin days were over, an we got them loadin crates at the warehouse. We tried like hell to find po Dan, but he done vanished without a trace. We did find ole Mike, the rasslin promoter, an put him in charge of public relations an advertisin. At Mister Tribble’s suggestion, Mike done even hired Raquel Welch to do some television ads for us - they dressed her up to look like a crab, an she dance aroun an say, “You ain’t never had crabs till you try Sue’s!”

В общем, четверть миллиона долларов через  год превратились  в полмиллиона, потом в миллион, и в итоге через четыре года наш бизнес давал пять миллионов долларов в год. На нас работало около трехсот человек, в том числе закончившие с реслингом Какашка и Растение, они занимались погрузкой на складе. Я попытался найти Дэна, но не получилось - он бесследно пропал. Зато я нашел старину Майка, и он возглавил паблик рилейшенз и рекламу, и даже, по совету мистера Триббла, нанял для телешоу Рэйчел Уэльч - она танцевала в костюме краба и припевала: "Если крабов ешь не Сью, Твои денежки тю-тю!"

Anyhow, things has gotten real big-time. We got a fleet of refrigerator trucks an a fleet of srimp, oyster an fishin boats. We got our own packin house, an a office buildin, an have invested heavily in real estate such as condominiums an shoppin centers an in oil an gas leases. We done hired ole Professor Quackenbush, the English teacher from up at Harvard University, who have been fired from his job for molestin a student, an made him a cook in Mama’s йtouffйe operation. We also hired Colonel Gooch, who got drummed out of the Army after my Medal of Honor tour. Mister Tribble put him in charge of “covert activities.”

В общем, дело стало приобретать солидный масштаб. У нас появилась рыбацкая флотилия и парк рефрижераторов, мы завели свою консервную фабрику, и офисное здание, начали инвестировать в жилищное строительство, магазины, и торговлю нефтью и газом. Мы наняли старину профессора Квакенбуша, того самого преподавателя английского, его у тому времени выгнали из университета за совращение студентки, и он стал поваром на фабрике у мамы. Еще мы наняли полковника Гуча, которого после нашего рекламного тура выперли в отставку, и мистер Триббл поручил ему "секретные операции".

Mama has gone an had us a big ole house built cause she say it ain’t right for a corporate executive like me to be livin in no shack. Mama say Sue can stay on in the shack an keep an eye on things. Ever day now, I got to wear a suit an carry a briefcase like a lawyer. I got to go to meetins all the time an listen to a bunch of shit that sound like pygmie talk, an people be callin me “Mister Gump,” an all. In Mobile, they done give me the keys to the city an axed me to be on the board of directors of the hospital an the symphony orchestra.

Мама построила нам большой дом, потому что, сказала она, не пристало такому руководителю, как я. жить в какой-то хижине. Сью же она оставила в хижине, чтобы он контролировал процесс. Теперь мне каждый день приходилось ходить в костюме и с портфелем, словно адвокату какому-нибудь. Все время приходилось сидеть на каких-то совещаниях и выслушивать массу чуши, похожей на лопотание пигмеев, а меня все называли "мистер Гамп" и все такое. Мне вручили почетный ключ от Мобайла, и пригласили меня в совет попечителей госпиталя и симфонического оркестра.

An then one day some people come by the office an say they want to run me for the United States Senate.

И вот как-то приходят ко мне в офис какие-то люди и говорят, что хотят выдвинуть меня в Сенат США.

“You’re an absolute natural,” this one feller say. He is wearing a searsucker suit an smokin a big cigar. “A former star football player for Bear Bryant, a war hero, a famous astronaut and the confidant of Presidents - what more can you ask?!” he axe. Mister Claxton is his name.

- Вы просто созданы для Сената, - говорит один парень - в костюме с бабочкой и сигарой во рту. - Футбольный кумир "Медведей Брайанта", герой войны, знаменитый космонавт и доверенное лицо президентов - чего еще можно требовать от кандидата? - Звали его мистер Клакстон.

“Look,” I tell him, “I am just a idiot. I don’t know nothin bout politics.”

- Послушайте, - говорю я ему. - Да ведь я - идиот. Я не разбираюсь в политике!

“Then you will fit in perfectly!” Mister Claxton say. “Listen, we need good men like you. Salt of the earth, I tell you! Salt of the earth!”

- Вот это и хорошо! - говорит мистер Клакстон. - Такие люди нам и нужны! Вы - соль земли, скажу я вам. Соль земли!

I did not like this idea any more than I like a lot of the other ideas people have for me, on account of other people’s ideas are usually what get me into trouble. But sure enough, when I tole my mama, she get all teary-eyed an proud an say it would be the answer to all her dreams to see her boy be a United States Senator.

Эта идея мне не понравилась, как и вообще всякие идеи относительно меня, потому что именно из=за них я и попадал во всякие переделки. Но когда я рассказал об этом маме, у нее в глазах. само собой, появились слезы и она сказала, что гордится мной, и что ее заветная мечта - чтобы ее сын восседал в Сенате США.

Well, the day come when we is to announce my candidacy. Mister Claxton an them others hired the auditorium up in Mobile an hauled me out on the stage in front of a crowd that paid fifty cents apiece to come listen to my shit. They begin with a lot of long-winded speeches an then it come my turn.

Ладно, подошел день для объявления в выдвижении в кандидаты. Мистер Клакстон и его команда сняла зал в Мобайле, и вытащила меня на сцену перед аудиторией, заплатившей по полдоллара, чтобы послушать, какую чушь я буду толкать. Сначала было несколько длинных речей, а потом настала моя очередь.

“My feller Americans,” I begin. Mister Claxton an the others have writ me a speech to give an later they will be questions from the audience. TV cameras are rollin an flashbulbs are poppin an reporters are scribblin in their notebooks. I read the whole speech, which ain’t very long an don’t make much sense - but what do I know? I am jus a idiot.

- Дорогие сограждане, - начал я. Мистер Клакстон заранее дал мне речь, которую я должен был произнести, и кроме того, его люди должны были задавать мне вопросы из зала. Тут же засветились огоньки телекамер. А репортеры заскрипели перьями. Я прочел всю речь, не очень длинную и бессмысленную - впрочем, как я могу об этом судить? Я ведь всего лишь идиот.

When I am finished talkin, a lady from the newspaper stand up an look at her notepad.

А когда я кончил, встает одна дамочка из газеты и заглядывает в свой блокнот:

“We are currently on the brink of nuclear disaster,” she say, “the economy is in ruins, our nation is reviled throughout the world, lawlessness prevails in our cities, people starve of hunger every day, religion is gone from our homes, greed and avarice is rampant everywhere, our farmers are going broke, foreigners are invading our country and taking our jobs, our unions are corrupt, babies are dying in the ghettos, taxes are unfair, our schools are in chaos and famine, pestilence and war hang over us like a cloud - in view of all this, Mister Gump,” she axe, “what, in your mind, is the most pressing issue of the moment?” The place was so quiet you coulda heard a pin drop.

- Мы стоим на грани ядерной катастрофы, - говорит она, - экономика в кризисе, нас ненавидят во всем мире. В наших городах царит насилие, каждый день люди умирают от голода, повсюду царит неверие и жажда наживы, иностранцы наводнили нашу страну и отбирают работу у наших граждан, профсоюзы прогнили, черные дети умирают в гетто. налоги чрезмерны, в школах царит хаос и страх, голод, отчаяние и призрак гражданской войны нависли над страной. Что же, по-вашему, является наиболее насущной потребностью момента, что бы вы хотели сделать в первую очередь? - Зал затих, так что было услышать, как летит муха.

“I got to pee,” I says.

- Я хочу писать, - говорю я.

At this, the crowd went wile! People begun hollerin an cheerin an shoutin an wavin they hands in the air. From the back of the room somebody started chantin an pretty soon the whole auditorium was doin it.

И тут публика взорвалась! Люди вопили и размахивали руками, а кто-то в задних рядах начал скандировать мои слова, пока весь зал не подхватил их:

“WE GOT TO PEE! WE GOT TO PEE! WE GOT TO PEE!” they was yellin.

- МЫ ХОТИМ ПИСАТЬ! МЫ ХОТИМ ПИСАТЬ! МЫ ХОТИМ ПИСАТЬ! - орали они.

My mama had been settin there behind me on the stage an she got up an come drug me away from the speaker’s stand.

Мама сидела позади меня в президиуме, она подскочила и оттащила меня от микрофона.

“You ought to be ashamed of yoursef,” she say, “talkin like that in public.”

- Как тебе не стыдно, - прошипела она, - так себя вести на людях!

“No, no!” Mister Claxton says. “It’s perfect! They love it. This will be our campaign slogan!”

- Ничего, ничего, - говорит ей мистер Клакстон. - Отлично! Им это нравится! Мы сделаем их этого лозунг нашей избирательной компании!

“What will?” Mama axed. Her eyes narrowed down to little beads.

- Что это?! - поразилась мама. Глаза у нее превратились в щелки.

“We Got to Pee! ” Mister Claxton say. “Just listen to them! No one has ever had such a rapport with the common people!”

- МЫ ХОТИМ ПИСАТЬ! - отвечает мистер Клакстон. - Вы только вслушайтесь! Ни у кого еще не было такого прочного контакта с аудиторией!

But mama ain’t buyin none of it.

Но маму на это не купишь.

“Whoever heard of anybody usin a campaign slogan like that!” she says. “It’s vulgar an disgusting - besides, what does it mean?”

- Где это вы слышали, чтобы такие слова становились лозунгом избирательной компании?! - спрашивает она. - Это просто отвратительно, непристойно - и кроме того, какой в этом смысл?

“It’s a symbol,” Mister Claxton says. “Just think, we’ll have billboards and placards and bumper stickers made up. Take out television and radio ads. It’s a stroke of genius, that’s what it is. We Got to Pee is a symbol of riddance of the yoke of government oppression - of evacuation of all that is wrong with this country… It signifies frustration and impending relief!”

- Это просто символ, - отвечает мистер Клакстон. - Понимаете, мы наделаем  массу всяких плакатов, значков, наклеек. Привлечем радио и телевидение. Да это просто гениальное выражение! МЫ ХОТИМ ПИСАТЬ - это символ неподчинения гнету государства - символ удаления всего нечистого, что накопилось в нашей стране... Этот образ сочетает в себе фрустрация и одновременно воплощение желания!

“What!” Mama axed suspiciously. “Is you lost your mind?”

- Да вы что! - воскликнула мама. - Вы что, спятили?

“Forrest,” Mister Claxton says, “you are on your way to Washington.”

- Форрест, - сказал мистер Клакстон, - вы уже на пути в Вашингтон!

An so it seemed. The campaign was goin along pretty good an “We Got to Pee” had become the byword of the day. People shouted it on the street an from cars an busses. Television commentators an newspaper columnists spent a lot of time trying to tell folks what it meant. Preachers yelled it from their pulpits an children chanted it in school. It was beginnin to look like I was a shoo-in for the election, an, in fact, the candidate runnin against me, he got so desperate he made up his own slogan, “I Got to Pee, Too,” an plastered it all over the state.

По крайней мере, так казалось поначалу. Кампания под лозунгом "Мы хотим писать" пошла очень хорошо, эта фраза стала поговоркой. Люди выкраивали его на улицах и из машин, телекомментаторы и журналисты не жалели сил, разъясняя народу, что это значит. Проповедники оглашали ее с амвонов, а школьники скандировали на уроках. Похоже, я  становился неоспоримым  лидером в предвыборной гонке, потому что мой конкурент не нашел ничего лучшего, как подхватить мой лозунг в виде "Я тоже хочу писать!" и расклеил его по всему штату.

Then it all fell apart, jus like I was afraid it would.

А потом, как я и опасался, все рухнуло.

The “I Got to Pee” deal done come to the attention of the national media an pretty soon the Washington Post an the New Yawk Times sent down their investigating reporters to look into the matter. They axed me a lot of questions an was real nice an friendly-sounding, but then they went back an begun to dig up my past. One day the stories broke on the front page of ever newspaper in the country. “Senatorial Candidate Has Checkered Career,” say the headlines.

Когда лозунг "Я хочу писать" распространился по всей стране, "Вашингтон пост" и "Нью-Йорк Таймс" прислали своих журналистов на разведку. Они очень мило поговорили со мной. а когда вернулись домой, то начали копаться в моем прошлом. И вот на первой странице газет замелькали заголовки типа: "Темные пятна в прошлом кандидата в сенаторы".

First, they write that I done flunked out of the University my first year. Then they dug up that shit about me an Jenny when the cops hauled me in from the movie theater. Next they drag out the photograph of me showin my ass to President Johnson in the Rose Garden. They axed aroun about my days in Boston with The Cracked Eggs an quote people sayin that I done smoked marijuana an also mention “a possible arson incident” at Harvard University.

Прежде всего, они написали, что меня вышибли из университета в первый же год. Потом они раскопали эту историю обо мне и Дженни в кино, когда меня отвезли в участок. Потом они нашли фотографию, на которой я демонстрирую свою задницу президенту Джонсону. Они навели справки о моей жизни в Бостоне и "Треснувших яйцах", и масса народа рассказала, что я курил травку, и как-то замешан в "деле о возможном поджоге" в Гарвардском университете.

Worst - they done find out about the criminal charges I got for thowin my medal at the U.S. Capitol an that I been sentenced by a judge to a loony asylum. Also, they knew all about my rasslin career, too, an that I was called The Dunce. They even ran a photo of me being tied up by The Professor. Finally, they mention several “unnamed sources” sayin I was involved in a “Hollywood sex scandal with a well-known actress.”

Но самое худшее. что они нашли судебное дело о том, как я швырялся медалями на Капитолии, и что судья упек меня в психушку. Кроме того, они раскопали мои подвиги в реслинге, и то, что у меня была кличка "Дурачок". Они даже нашли фото, где я лежу, связанный Профессором. Наконец, они сообщали, что некоторые "неназванные источник" утверждают, что я замешан в одном "скандальном альковном инциденте со знаменитой кинозвездой".

That did it. Mister Claxton come rushin into campaign headquarters screamin, “We are ruint! We have been stabbed in the back!” an shit like that. But it was over. I had no choice cept to withdraw from the race, an the next day Mama an me an Mister Tribble set down for a talk.

И это был конец. Мистер Клакстон ворвался в штаб-квартиру кампании с криком: "Все кончено! Нам нанесли удар в спину!" Но выбора не было - мне пришлось снять кандидатуру. На следующий день я, мама и мистер Триббл собрались, чтобы обсудить это дело.

“Forrest,” Mister Tribble say, “I think it might be good for you to lay low for a while.”

- Форрест, - сказал мистер Триббл, - мне кажется, что тебе лучше залечь на дно на какое-то время.

I knowed he was right. An besides, there is other things that been naggin at my mind for a long time now, though I ain’t said nothin about them before.

Он был прав. И кроме того, меня давно мучила одна мысль, о которой я никому не говорил.

When the srimp bidness first started up, I kind of enjoyed the work, gettin up at dawn an goin down to the ponds an puttin up the nets an then harvestin the srimp an all, an me an Sue settin at night on the porch of the fishin shack playin the harmonica, an gettin a six-pack of beer on Saturday an gettin drunk.

В самом начале нашего дела мне нравилась работа, ранние подъемы, ловля креветок и все такое прочее, и как мы с Сью сидели вечерами на крылечке рыбацкой хижины, и я играл на гармонике, и как мы напивались по субботам шестью банками пива.

Now it ain’t nothing like that. I got to go to all sorts of dinner parties where people servin a lot of mysterious-lookin food an the ladies wearin big ole earrings an shit. All day long the phone don’t never stop ringin an people be wantin to axe me bout everthin under the sun. In the Senate, it would have jus been worse. Now I ain’t got no time to mysef as it is, an somehow, things are slippin past me.

Теперь ничего подобного. Чем мне приходится заниматься? Постоянно посещать какие-то приемы, на которых подают невесть что, а дамочки фигуряют в каких-то немыслимых украшениях. Весь день, не переставая, звонит телефон, и какие-то люди задают мне вопросы обо всем на свете. А ведь в Сенате пришлось бы еще туже! У меня просто не оставалось времени для самого себя, и все протекало как-то мимо меня.

Furthermore, I look in the mirror now an I got wrinkles on my face, an my hair is turnin gray at the edges an I ain’t got as much energy as I used to. I know things are movin along with the bidness, but mysef, I feel like I’m jus spinnin in place. I’m wonderin jus why am I doin all this for? A long time ago, me an Bubba had a plan, which has now gone beyon our wildest dreams, but so what? It ain’t haf as much fun as the time I played against them Nebraska corn shucker jackoffs in the Orange Bowl, or took a ride on my harmonica up at Boston with The Cracked Eggs, or, for that matter, watched “The Beverly Hillbillies” with ole President Johnson.

К тому, когда я смотрелся в зеркало, я замечал, что на лице появились морщины, и волосы тронуты сединой. У меня уже не было столько энергии, как раньше. Я знал, что мой бизнес развивается, только вот я как-то кручусь на одном месте. Зачем это мне, зачем я всем этим занимаюсь? Когда-то, очень давно, мы с Баббой разработали план, и это дело превзошло наши самые смелые мечты. Но разве я получаю от этого столько радости, как тогда, когда играл против этих небраскинских кукурузников в финале Оранжевой лиги. Или когда играл на гармонике в Бостоне с "Треснувшими яйцами", или когда смотрел вместе с президентом Джонсоном "Беверли-Хиллз"?

An I spose Jenny Curran has somethin to do with it, too, but since ain’t nobody can do nothin bout that, I might as well forget it.

Мне думалось, что Дженни тоже имеет к этому какое-то отношение, но так как с этим ничего сделать было нельзя, то я запретил себе думать о ней.

Anyhow, I realize I got to get away. Mama be weepin an bawlin an daubbin at her eyes with the handkerchief like I figgered she woud, but Mister Tribble understan completely.

В общем, я понял, что пора уходить. Мама начала хныкать и тереть глаза платочком, как я и думал. Зато мистер Триббл отлично меня понял:

“Why don’t we jus tell everbody you are taking a long vacation, Forrest,” he say. “An of course your share of the bidness will be here whenever you want it.”

- Почему бы нам не объявить, что ты уехал в долгосрочный отпуск? Разумеется, твое место будет зарезервировано за тобой на все это время.

So that’s what I done. One mornin a few days later I got a little cash, an thowed a few things in a dufflebag an then gone down to the plant. I tole Mama an Mister Tribble goodbye an then went aroun an shook hans with everbody else - Mike an Professor Quackenbush an The Turd an The Vegetable an Snake an Coach Fellers an his goons an Bubba’s daddy an all the rest.

Так я и поступил. Через пару дней утром, я взял немного денег, уложил вещи в рюкзак, и отправился на фабрику. Там я попрощался с мамой и мистером Трибблом. пожал руки всем остальным - Майку, Профессору Квакенбушу, Какашке и Растению, Снейку и тренеру Феллерсу, его амбалам, Баббиному папе и всем, всем, всем.

Then I gone to the shack an foun ole Sue.

А потом я пошел к хижине и нашел там старину Сью.

“What you gonna do?” I axed.

- Что ты собираешься делать? - спросил я его.

Sue grapped holt of my han an then he picked up my bag an carried it out the door. We got in the little rowboat an paddled up to Bayou La Batre an caught the bus to Mobile. A lady in the ticket office there say, “Where you want to go?” an I shrugged my shoulders, so she say, “Why don’t you go to Savannah? I been there once an it is a real nice town.”

Сью сжал мою руку, потом взял мой рюкзак и вынес его на улицу. Мы сели в лодку и доплыли до берега Залива, а там сели на автобус до Мобайла. Там дамочка в кассе спросила нас:
- Куда вы хотите взять билет?
Я пожал плечами, а она говорит:
- Почему бы вам тогда не съездить в Саванну? Я там была один раз, неплохой такой городишко.

So that’s what we did.

И так мы и сделали.

26

26

We got off the bus at savannah, where it was rainin to beat the band. Sue an me went in the depot an I got a cup of coffee an took it out under the eaves an tried to figger out what we gonna do nex.

Когда мы сошли с автобусе в Саванне, полил такой дождь, что стало темно. Мы зашли в вокзал, я купил себе чашку кофе, встал под карнизом, и стал размышлять, что делать дальше.

I ain’t got no plan, really, so after I finish my coffee I took out my harmonica an begun to play. I played a couple of songs, an lo an behole, a feller that was walkin by, he thowed a quarter in my coffee cup. I played a couple of more songs, an after a wile the coffee cup is bout haf full of change.

Собственно, никакого плана у меня не было, так что, допив кофе, я достал гармонику и принялся играть, а стаканчик поставил рядом. Прошло минут пятнадцать, проходит мимо какой-то парень, и бросает мне в стаканчик четвертак. Сыграл я еще пару песен, глядь, а стаканчик до краев полон мелочи.

It done quit rainin so Sue an me walked on off an in a little bit come to a park in the middle of town. I set down on a bench an played some more an sure enough, people begun to drop quarters an dimes an nickels in the coffee cup. Then ole Sue, he caught on, an when folks would pass by, he’d take the coffee cup an go up to them with it. At the end of the day, I’d got nearly five dollars.

Дождь кончился, и мы с сью дошли до парка в центре города. Сел я на скамейку, заиграл, и тут же народ стал сыпать четвертаки и гривенники в стаканчик. Потом Сью сообразил, в чем дело, и подходил к проходящим мимо и протягивал им стаканчик. К концу дня, я заработал примерно пять долларов.

We slep in the park that night on a bench an it was a fine, clear night an the stars an moon was out. In the mornin we got some breakfast an I begun to play the harmonica again as folks started showin up for work. We made eight bucks that day an nine the nex, an by the end of the week we had done pretty good, considerin. After the weekend, I foun a little music shop an went in there to see if I could find another harmonica in the key of G on account of playing in C all the time was gettin monotonous. Over in a corner I seen that the feller had a used keyboard for sale. It look pretty much like the one ole George used to play with The Cracked Eggs an that he had taught me a few chords on.

На ночь мы устроились в парке. Ночь была ясная, звездная, а утром, как только появился народ, я снова принялся играть. В тот день мы сделали восемь баксов, на третий - девять. а к концу недели наши финансовые дела обстояли вполне благополучно. На следующей неделе я зашел в музыкальный магазинчик, посмотреть, нет ли у них гармоники в тональности ля, так как ми уже начала надоедать. В углу я заметил подержание клавиши, вроде тех, на которых меня учил играть старина Джордж в "Треснувших яйцах".

I axed how much he wanted for it, an the feller say two hundrit dollars, but he will make me a deal. So I bought the keyboard an the feller even rigged up a stand on it so’s I could play my harmonica too. It definately improved our popularity with the people. By the end of the nex week we was makin almost ten bucks a day, so I gone on back to the music shop an bought a set of used drums. After a few days practice, I got to where I could play them drums pretty good too. I chucked out the ole Styrofoam coffee cup an got a nice tin cup for Sue to pass aroun an we was doin pretty good for ourselfs. I was playin everthing from “The Night They Drove Ole Dixie Down” to “Swing Lo, Sweet Chariot,” and I had also foun a roomin house that let ole Sue stay there, an served breakfast an supper too.

Я спросил, сколько они стоят, а парень говорит - двести долларов. Но для меня он сделает скидку. Так что я купил клавиши, и к тому же парень прикрепил к ним подставку, так что я мог играть одновременно на гармонике. После этого моя популярность в народе сильно возросла. К концу второй недели мы делали примерно десять баксов в день, и я сходил в магазин и купил подержанную ударную установку. Попрактиковавшись пару дней, я добавил их к остальным инструментам. Выбросил старый пластиковый стаканчик и купил для Сью новую оловянную миску, чтобы он обходил слушателей. Играл я все, начиная с "Ночи, когда они утопили добрый старый Диксиленд" и до "Двигай, моя телега!" Скоро я смог снять себе комнату, где мог оставлять старину Сью, и там подавали завтраки и ужины.

One morning Sue an me is going to the park when it started to rain again. One thing about Savannah - it rains buckets ever other day there, or so it seems. We was walking down the street in front of a office building when suddenly I seen something that looked vaguely familiar.

Как-то утром мы с Сью вышли в парк, и снова полил дождь. Такой уж это город, Саванна - тут льет почти ежедневно. Или мне так казалось. Идем мы по центральной улице, и вдруг я замечаю знакомую картину.

There is a man in a business suit standing on the sidewalk with a unbrella an he is standin right in front of a big plastic garbage bag. Somebody is under the garbage bag, keepin out of the rain, an all you can see is a pair of hands reachin out from under the bag, shinin the shoes of the man in the suit. I gone acrost the street and looked closer, an lo and behol, I can just make out the little wheels of one of them dolly-wagons stickin out from under the bag too. I was so happy I could of just about bust, an I went up an thowed the garbage bag off an sure enough, it was ole Dan hissef, shinin shoes for a livin!

Перед каким-то заведением на тротуаре стоит парень в деловом костюме и держит над головой зонтик. А рядом лежит мешок из-под мусора, и под ним явно кто-то есть, кто-то прячется от дождя, и только руки высунуты, и чистят ботинки этому парню в деловом костюме.
Перешел я улицу, пригляделся - ба! а из-под мешка видны колесики инвалидной тележки. Я прямо был вне себя от радости. Подхожу, и уверенно поднимаю мешок - и точно, там Дэн, собственной персоной, зарабатывает на жизнь чисткой ботинок!

“Gimme that bag back you big oaf,” Dan say, “I’m gettin soakin wet out here.” Then he saw Sue. “So you finally got married, huh?” Dan say.

- Положи мешок на место, козел. - говорит Дэн. - Я промокну! – Тут он заметил Сью. - Так ты, наконец, женился?

“It’s a he,” I tole him. “You remember - from when I went to space.”

- Это ОН, - говорю я ему. - Ты же помнишь - когда я летал в космос.

“You gonna shine my shoes, or what?” say the feller in the suit.

- Ты будешь чистить мне ботинки, или нет? - говорит тот парень в костюме.

“Fuck off,” Dan says, “before I chew your soles in half.” The feller, he walked away.

- Отвали, - говорит ему Дэн. - Пока я не откусил тебе пятки. – И парень отвалил.

“What you doin here, Dan?” I axed.

- Что ты тут делаешь, Дэн? - спрашиваю я.

“What does it look like I’m doing?” he say. “I’ve become a Communist.”

- Как ты думаешь, что я делаю? - говорит он. - Я стал коммунистом.

“You mean like them we was fightin in the war?” I axed.

- То есть таким же, с какими мы воевали в джунглях? - говорю я.

“Nah,” says he, “them was gook Communists. I’m a real Communist - Marx, Lennin, Trotsky - all that bullshit.”

- Нет, - отвечает он. - То были косоглазые коммунисты. А я настоящий - Маркс, Ленин, Троцкий - и все такое прочее.

“Then what you shinin shoes for?” I say.

- Тогда зачем ты чистишь обувь? - говорю я.

“To shame the imperialist lackeys,” he answers. “The way I got it figured, nobody with shined shoes is worth a shit, so the more shoes I shine, the more I’ll send to hell in a handbasket.”

- Для посрамления прислужников империализма, - говорит он. - Так как все те, у кого начищены ботинки, полное дерьмо, то вот я и увеличиваю количество этого дерьма.

“Well, if you say so,” I says, an then Dan thowed down his rag an wheel himself back under the awnin to git outta the rain.

- Вроде так, - говорю я, а Дэн отъезжает под навес, чтобы не мокнуть под дождем.

“Awe hell, Forrest, I ain’t no damned Communist,” he say. “They wouldn’t want nobody like me anyhow, way I am.”

- Ладно, Форрест, вовсе я не коммунист, - говорит он. - Нужен я им, в моем-то положении.

“Sure they would, Dan,” I says. “You always tole me I could be anythin I wanted to be an do anythin I want to do - an so can you.”

- Разумеется, нужен, - говорю я. - Ты же сам говорил мне, что я могу стать тем, кем захочу, и делать то, что захочу - так же и ты можешь.

“You still believin that shit?” he axed.

- Ты еще веришь в эту чушь? - спрашивает он.

“I got to see Raquel Welch butt neckit,” I says.

- Например, я вот видел совершенно голую Рэйчел Уэльч, - говорю я.

“Really?” Dan say, “what was it like?”

- Правда? - спрашивает он. - Ну и как она?

Well, after that, Dan an Sue an me kinda teamed up. Dan didn’t want to stay in the boardin house, so he slep outside at night under his garbage bag. “Builds character,” was how he put it. He tole bout what he’d been doin since he left Indianapolis. First, he’d lost all the money from the rasslin business at the dog track an what was lef he drank up. Then he got a job at a auto shop working under cars cause it was easy for him with the little dolly-wagon an all, but he said he got tired of oil an grease bein dripped on him all the time. “I may be a no-legged, no-good, drunken bum,” he say, “but I ain’t never been no greaseball.”

После этого мы стали выступать командой. Только Дэн не захотел спать в гостинице, и ночевал на улице, под своим мешком. Он говорил, что это "помогает воспитывать силу воли". Он рассказал мне, чем занимался после того, как мы уехали из Индианаполиса. Прежде всего, он проиграл на бегах почти все деньги, что остались от гонорара за последнюю драку, а остальное пропил. Потом он нашел работу в ремонтной мастерской, потому что ему было легче подъезжать на своей тележке под машины. Только ему скоро надоело, что на него постоянно капает мазут и машинное масло.
- Может быть, я безногий, дрянной алкаш, - сказал он. - Только все же я не куча дерьма.

Nex, he gone back to Washington where they’s havin a big dedication for some monument for us what went to the Vietnam War, an when they seen him, an foun out who he was, they axed him to make a speech. But he got good an drunk at some reception, an forgot what he was gonna say. So he stole a Bible from the hotel they put him up in, an when it come his time to speak, he read them the entire book of Genesis an was fixin to do some excerpts from Numbers when they turned off his mike an hauled his ass away. After that, he tried beggin for a wile, but quit because it was “undignified.”

Потом он вернулся в Вашингтон, а там как раз открывали монумент в нашу честь, тех, кто был на войне, и когда они его увидели, и узнали. кто он такой, они попросили его сказать речь. Но на приеме он перепил, и забыл слова. Тогда он взял Библию, лежавшую на столике в гостинице, где его поселили, и зачитал им целую главу "Творение", и даже частично "Числа", но тут они отключили его микрофон и выкатили его прочь. Потом он пробовал побираться, но скоро бросил, потому, что это "недостойно человека".

I tole him about playin chess with Mister Tribble an about the srimp bidness bein so successful an all, an about runnin for the United States Senate, but he seemed more interested in Raquel Welch.

Я рассказал ему, как играл в шахматы с мистером Трибблом, и как начал выращивать креветок, и как преуспел, и как пытался стать сенатором, но его больше всего взволновала история с Рэйчел Уэльч.

“You think them tits of hers are real?” he axed.

- Как ты думаешь, у нее сиськи настоящие? - спросил он.

We had been in Savannah about a month, I guess, an was doin pretty good. I done my one-man band act an Sue collected the money an Dan shined people’s shoes in the crowd. One day a guy come from the newspaper an took our pitchers an ran them on the front page.

В Саванне мы неплохо провели время. Я играл на своем оркестре, Сью собирал деньги, а Дэн чистил народу обувь. И вот как-то появился парень из газеты, и нашу фотографию напечатали на первой странице.

“Derelicts Loitering in Public Park,” says the caption.

Заголовок гласил: "Отверженные бродяги в Городском парке".

One afternoon I’m settin there playin an thinkin maybe we outta go on up to Charleston when I notice a little boy standin right in front of the drums, jus starin at me.

А потом как-то днем, сижу я играю, и думаю о том, а не переехать ли нам в Чарльстон, как замечаю, что перед барабанами стоит мальчуган и пристально на меня смотрит.

I was playin “Ridin on the City of New Orleans,” but the little feller kep lookin at me, not smilin or nothin, but they was somethin in his eyes that kinda shined an glowed an in a wierd way reminded me of somethin. An then I look up, an standin there at the edge of the crowd was a lady, an when I saw her, I like to fainted.

Я как раз играл "Проезжая по Новому Орлеану", а этот парень смотрит на меня и даже не улыбается, только в глазах его какие-то странные огоньки, и что-то они мне напоминают. Поднимаю я глаза, а впереди слушателей стоит дама - и как я ее увидел, так чуть в обморок не упал.

Lo an behole, it was Jenny Curran.

Потому что это была Дженни Керран.

She done got her hair up in rollers an she looked a bit older, too, an sort of tired, but it is Jenny all right. I am so surprised, I blowed a sour note on my harmonica by mistake, but I finished the song, an Jenny come up an take the little boy by the han.

Прическа у нее была кудряшками, и она как-то постарела и выглядела уставшей, но это была настоящая Дженни! Я так удивился, что сфальшивил на гармонике, а как только песня кончилась, Дженни подходит и берет мальчугана за руку.

Her eyes was beamin, an she say, “Oh, Forrest, I knew it was you when I heard the harmonica. Nobody plays the harmonica like you do.”

Глаза у нее просияли. и она говорит:
- Ах, Форрест, я сразу поняла, что это ты, как только услышала гармонику! Никто не играет на гармонике лучше тебя.

“What you doin here?” I axed.

- Что ты тут делаешь? - говорю я.

“We live here now,” she say. “Donald is assistant sales manager with some people make roofin tiles. We been here bout three years now.”

- Мы тут живем, - говорит она. - Дональд - помощник коммерческого директора в фирме, продающей черепицу. Мы тут уже почти три года живем.

Cause I quit playin, the crowd done drifted off an Jenny set down on the bench nex to me. The little boy be foolin aroun with Sue, an Sue, he done started turnin cartwheels so’s the boy would laugh.

Так как играть я перестал, то толпа рассеялась, и Дженни села на скамью рядом со мной. Мальчик принялся дразнить Сью, а Сью, он стал его смешить, ходя колесом.

“How come you playin in a one-man band?” Jenny axed. “Mama wrote me you had started a great big ole srimp bidness down at Bayou La Batre an was a millionaire.”

- Почему ты тут играешь? - говорит Дженни. - Мама написала мне, что ты основал крупный бизнес в Заливе Ла Батр, и стал миллионером.

“It’s a long story,” I says.

- Это длинная история, - говорю я.

“You didn’t get in trouble again, did you, Forrest?” she say.

- Но у тебя все в порядке, Форрест, тебе не нужна помощь? - спрашивает она.

“Nope, not this time,” I says. “How bout you? You doin okay?”

- Нет, пока нет, - говорю я. - Ну, а как ты? У тебя все в порядке?

“Oh, I reckon I am,” she say. “I spose I got what I wanted.”

- Ну, как посмотреть, - говорит она. - Мне кажется, я получила все, чего хотела.

“That your little boy?” I axed.

- Это твой сын? - спрашиваю я.

“Yep,” she say, “ain’t he cute?”

- Ага, - отвечает она. - Правда, милый?

“Shore is - what you call him?”

- Да. А как ты его назвала?

“Forrest.”

- Форрест.

“Forrest?” I say. “You name him after me?”

- Форрест? - удивился я. - Ты назвала его в мою честь?

“I ought to,” she say sort of quietly. “After all, he’s haf yours.”

- Ну а что мне оставалось, - как-то тихо отвечает она. - В конце концов, ведь он наполовину твой.

“Hafwhat!”

- Наполовину что?!

“He’s your son, Forrest.”

- Это твой сын, Форрест.

“My what!”

- Мой что?

“Your son. Little Forrest.” I looked over an there he was, gigglin an clappin cause Sue was now doin han-stands.

- Твой сын, маленький Форрест. - Я оглянулся на него - Сью делал стойку на руках, а он хихикал и хлопал в ладоши.

“I guess I should of tole you,” Jenny say, “but when I lef Indianapolis, you see, I was pregnant. I didn’t want to say anything, I don’t know just why. I felt like, well, there you was, callin yourself ‘The Dunce’ an all, an I was gonna have this baby. An I was worried, sort of, bout how he’d turn out.”

- Наверно, я должна была сказать тебе раньше, - говорит Дженни, - но видишь ли, когда я уехала из Индианаполиса, я была беременна. Почему-то мне не хотелось тебе тогда говорить это. Ну, как-то я себя чувствовала не в своей тарелке из-за того, что ты выступал как "Дурачок", а у меня тут от тебя ребенок. В общем, я волновалась, каким-то он станет.

“You mean, was he gonna be a idiot?”

- То есть, не родится ли он идиотом?

“Yeah, sort of,” she say. “But look, Forrest, can’t you see! He ain’t no idiot at all! He’s smart as a whip - gonna go into second grade this year. He made all ‘A’s’ last year. Can you believe it!”

- Ну в общем да, - говорит она. - Но Форрест, посмотри сам - он же не идиот! Он такой умный! В этом году идет во второй класс, а в прошлом году учился на одни пятерки. Правда, здорово?

“You sure he’s mine?” I axed.

- Ты уверена, что он мой сын? - спрашиваю я.

“Ain’t no question of it,” she say. “He wants to be a football player when he grows up - or a astronaut.”

- Никаких сомнений, - говорит она. - Он говорит, когда вырасту, стану футболистом или космонавтом.

I look over at the little feller again an he is a strong, fine-lookin boy. His eyes is clear an he don’t look like he afraid of nothin. Him an Sue is playin tic-tac-toe in the dirt.

Я посмотрел на мальчишку - какой замечательный парень! Какие у него светлые глаза! Они со Сью играли в крестики-нолики в пыли.

“Well,” I says, “now what about, ah, your…”

- Ну, - говорю я, - а что же твой, эээ...

“Donald?” Jenny says. “Well, he don’t know bout you. You see, I met him just after I left Indianapolis. An I was bout to start showin an all, an I didn’t know what to do. He’s a nice, kind man. He takes good care of me an little Forrest. We got us a house an two cars an ever Saturday he takes us someplace like the beach or out in the country. We go to church on Sunday, an Donald is savin up to send little Forrest to college an all.”

- Дональд? Он о тебе ничего не знает. Я познакомилась с ним сразу после того, как уехала из Индианаполиса. Я просто не знала тогда что делать. Он очень хороший человек, он заботится о нас с маленьким Форрестом. Благодаря ему у нас есть дом, и две машины, и каждую субботу он нас вывозит на пляж или за город, а по воскресеньям мы ходим в церковь, и Дональд копит деньги на колледж для Форреста.

“Coud I see him - I mean, jus for a minute or two?” I axed.

- А могу я посмотреть на него - ну, хоть на пару минут? – спрашиваю я.

“Sure,” Jenny say, an she call the little feller over.

- Конечно, - говорит Дженни. и подзывает мальчика.

“Forrest,” she says, “I want you to meet another Forrest. He’s a ole friend of mine - an he is who you are named after.”

- Форрест, - говорит она, - познакомься с еще одним Форрестом. Это мой старый друг - именно в его честь я назвала и тебя.

The little guy come an set down by me an say, “What a funny monkey you got.”

Мальчик подходит, садится рядом и говорит:
- Какая у тебя смешная обезьяна!

“That is a orangutang,” I say. “His name is Sue.”

- Это орангутанг, - говорю я, - его зовут Сью.

“How come you call him Sue, if it’s a he? ”

- Почему же его зовут Сью, если это ОН?

I knowed right then that I didn’t have no idiot for a son. “Your mama say you want to grow up to be a football player, or a astronaut,” I says.

И тут я точно понял, что мой сын - не идиот.
- Мама говорит, что ты, когда вырастешь, станешь футболистом, или космонавтом, - говорю я.

“I sure would,” he say. “You know anything about football or astronauts?”

- Само собой, - говорит он. - А ты знаешь что-нибудь про футбол, или про космос?

“Yep,” I say, “a little bit, but maybe you ought to axe your daddy bout that. I’m sure he knows a lot more than me.”

- Ну, - говорю я, немного. Но лучше тебе спросить об этом папу. Наверняка он знает побольше моего.

Then he give me a hug. It weren’t a big hug, but it was enough. “I want to play with Sue some more,” he say, an jump down from the bench, an ole Sue, he done organized a game wh ere little Forrest could thow a coin into the tin cup an Sue would catch it in the air.

И тут он меня обнимает - не крепко, но обнимает.
- Я хочу еще поиграть с Сью, - говорит он, и спрыгивает со скамейки.
А Сью придумал игру - маленький Форрест кидает монетку в чашку, а Сью должен поймать ее на лету.

Jenny come over an set nex to me an sighed, an she pat me on the leg.

Тогда Дженни садится рядом со мной, вздыхает, и хлопает меня по колену.

“I can’t believe it sometimes,” she say. “We’ve knowed each other nearly thirty years now - ever since first grade.”

- Мне просто не верится - говорит она, - ведь мы знаем друг друга почти тридцать лет - с первого класса.

The sun is shinin thru the trees, right on Jenny’s face, an they might of been a tear in her eyes, but it never come, an yet they is somethin there, a heartbeat maybe, but I really couldn’t say what it was, even tho I knowed it was there.

Солнце светит сквозь листву, падает на лицо Дженни, и кажется, что в ее глазах стоят слезы, но нет, они так и не появились. Хотя они где-то рядом, может быть, в стуке сердца? Не знаю, что это было, но только точно было.

“I just can’t believe it, that’s all,” she say, an then she lean over an kiss me on the forehead.

- Просто не верится, вот и все, - говорит она, потом наклоняется, и целует меня в лоб.

“What’s that?” I axed.

- Что такое? - удивился я.

“Idiots,” Jenny says, an her lips is tremblin. “Who ain’t a idiot?” An then she is gone. She got up an fetched little Forrest an took him by the han an they walked on off.

- Идиоты, - сказал Дженни, и ее губы задрожали. - Только кто не идиот? - А потом они ушли - Дженни взяла маленького Форреста за руку, и они ушли по аллее.

Sue come over an set down in front of me an drawed a tic-tac-toe thing in the dirt at my feet. I put a X to the upper right corner, an Sue put a O in the middle, an I knowed right then an there ain’t nobody gonna win.

Сью  подошел,  сел  рядом, и принялся играть  с моей ногой  в крестики-нолики. Я поставил крестик в правом верхнем углу, а Сью поставил нолик в центре, и теперь я точно знал, что это ничья.

Well, after that, I done a couple of things. First, I called Mister Tribble an tole him that anything I got comin in the srimp bidness, to give ten percent of my share to my mama an ten percent to Bubba’s daddy, an the rest, send it all to Jenny for little Forrest.

Ну вот, а после этого случилась еще пара вещей. Сначала я позвонил мистеру Трибблу, и сказал ему, чтобы он продал мою долю в креветочном бизнесе, и десять процентов отдал маме, десять процентов Баббиному папе, а остаток послал Дженни и маленькому Форресту.

After supper, I set up all night thinkin, altho that is not somethin I am sposed to be particularly good at. But what I was thinkin was this: here I have done foun Jenny again after all this time. An she have got our son, an maybe, somehow, we can fix things up.

После ужина я всю ночь думал, хотя это и не моя сильная сторона. Вот что я надумал - в конце концов, я нашел Дженни, и у нее есть наш сын, и может быть, нам как-то еще удастся все склеить.

But the more I think about this, the more I finally understan it cannot work. And also, I cannot rightly blame it on my bein a idiot - tho that would be nice. Nope, it is jus one of them things. Jus the way it is sometimes, an besides, when all is said an done, I figger the little boy be better off with Jenny an her husband to give him a good home an raise him right so’s he won’t have no peabrain for a daddy.

Но чем больше я об этом думал, тем больше понимал, что ничего не получится. Кроме того, я не могу списать все это на то, что я идиот - хотя это было бы красиво. Нет, просто так получилось. Просто так бывает, и кроме того, все уже сказано и сделано. Я подумал, что маленькому Форресту лучше будет с мамой и ее нормальным мужем, потому что он воспитает его лучше, чем какой-нибудь идиот.

Well, a few days later, I gone on off with ole Sue an Dan. We went to Charleston an then Richmond an then Atlanta an then Chattanooga an then Memphis an then Nashville an finally down to New Orleans.

А через пару дней, мы с Сью и Дэном переехали. Мы отправились в Чарльстон, потом в Ричмонд, потом в Атланту, Чаттанугу, и Мемфис, а потом в Нэшвилль и наконец, в Новый Орлеан.

Now they don’t give a shit what you do in New Orleans, an the three of us is havin the time of our lifes, playin ever day in Jackson Square an watchin the other fruitcakes do they thing.

В Новом Орлеане всем на всех наплевать. Так что мы в полный рост наслаждались жизнью, играли каждый день в Джексон-парке, и глазели на таких же чудиков, как мы.

I done bought a bicycle with two little sidecars for Sue an Dan to ride in, an ever Sunday we peddle down to the river an set on the bank an go catfishin. Jenny writes me once ever month or so, an sends me pictures of Little Forrest. Last one I got showed him dressed up in a tinymight football suit. They is a girl here that works as a waitress in one of the strip joints an ever once in a wile we get together an ass aroun. Wanda is her name. A lot of times, me an ole Sue an Dan jus cruise aroun the French Quarter an see the sights, an believe me, they is some odd-lookin people there besides us - look like they might be lef over from the Russian Revolution or somethin.

Я купил велосипед с двумя колясками для Сью и Дэна, и каждое воскресенье мы отправлялись на реку рыбачить. Дженни каждый месяц пишет мне, и присылает фотографии маленького Форреста. На последней он снят в форме малышовой футбольной команды. Тут еще есть одна девица, работает официанткой в местном баре со стриптизом, и раз в неделю мы с ней встречаемся и валяем дурака. Ванда ее зовут. И мы с Дэном и Сью часто гуляем по Французскому кварталу - просто поглазеть. Там столько такого народу, что нам с ними и не сравниться - словно они только что сбежали из Сибири.

A guy from the local newspaper come by one day an say he want to do a story on me, cause I am the “best one-man band” he ever heard. The feller begun axin me a lot of questions bout my life, an so I begun to tell him the whole story. But even before I got haf thru, he done walked off; say he can’t print nothin like that cause nobody would’n ever believe it.

Как-то приходил парень из местной газеты и хотел написать обо мне статью, потому что я "лучший человек-оркестр из всех, что ему приходилось слышать". Он стал задавать мне всякие вопросы, и пришлось рассказывать ему про свою жизнь. Но посередине он сдался - сказал, что не может такое печатать, потому что никто в это не поверит.

But let me tell you this: sometimes at night, when I look up at the stars, an see the whole sky jus laid out there, don’t you think I ain’t rememberin it all. I still got dreams like anybody else, an ever so often, I am thinkin about how things might of been. An then, all of a sudden, I’m forty, fifty, sixty years ole, you know?

Но вот что я вам скажу - по ночам я смотрю в небо. и когда проступают звезды, я вспоминаю все, что было. И я по-прежнему вижу сны, как и все, и думаю о том, что могло бы быть, если... Ведь скоро мне стукнет сорок, а потом вдруг шестьдесят, понимаете?

Well, so what? I may be a idiot, but most of the time, anyway, I tried to do the right thing - an dreams is jus dreams, ain’t they? So whatever else has happened, I am figgerin this: I can always look back an say, at least I ain’t led no hum-drum life.

И что тут такого? Верно, я идиот, но все-таки, я всегда старался делать все правильно - ведь сны, это всего лишь сны? Так что чтобы там не случилось, я знаю одно - я всегда могу оглянуться назад и сказать, что я прожил незряшную жизнь.

You know what I mean?

Вы меня понимете?

Глава 1-9Глава 10-18Глава 19-26


Галерея (30)

Блоги (15)

смотреть все
написать блог


Источник: http://www.engli.org/resources/bilingual-books/book/25974/


Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе

Что должно быть на новой год на столе